И СМЕХ, И СЛЁЗЫ, И ЛЮБОВЬ

Поход в театр случился неожиданно. Это был дневной спектакль, в рамках абонемента симферопольского музыкального театра давали рок-оперу «Стена плача». Трагедию из древней истории еврейского народа пришли посмотреть школьники, учителя, несколько заядлых театралов и журналисты. Посмотрели – и не смогли удержаться от встречи с создателями спектакля. Вот что открылось за «Стеной плача».

МИСТИКА И ЖИЗНЬ
История прихода царя Ирода на симферопольскую сцену непроста. Три с половиной года назад директор театра (В.И. Загурский) привёз из Киева рок-оперу под названием «Царь Ирод» композитора Игоря Поклада и драматурга Александра Вратарёва. Написана она была давно, но постановка прошла семь мистических кругов: семь попыток поставить на разных сценах, семь режиссёров, семь разных составов, среди которых, например, были Тамара Гвердцители и Григорий Лепс…
Куда там «Мастеру и Маргарите»: «Царь Ирод» искал своё место на сцене, семь раз начинаясь и семь раз не доходя до премьеры. И только в Симферополе режиссёр Владимир Косов довёл работу до конца. Репетиции шли четыре месяца, и в 2013 году состоялась премьера «Царя

Ирода», на которую приехал Игорь Поклад. Это была первая постановка его рок-оперы, уже обросшей суевериями.
Но на этом мистика не закончилась. Спектакль под названием «Царь Ирод», начавшись блестящей премьерой, вдруг стал вызывать претензии. Из-за чего? Из-за своего названия. В литературную часть театра начали приходить письма от озабоченных зрителей и возмущённых общественных организаций: название казалось им слишком жестоким, даже шокирующим. И, надо сказать, театр поступил толерантно: жестокий «Царь Ирод» был переименован в трагическую «Стену плача».
Кстати, о чём спектакль, спросила я у школьников, когда опустился занавес. Семиклассник сказал, что «про страшного царя», который любил «её», а потом убил. А старшеклассник сказал, что про любовь. И добавил про «неё»: она классная… Она – это Мариамна (Эмилия Меметова), вторая жена Ирода.
ПОСЛЕ БАЛА
После каждого спектакля режиссёр Владимир Косов проводит «разбор полётов». Эта рок-опера – самая технически сложная постановка в театре. Монтировщиков сцены нет. Тяжёлую на вид «стену плача» и другие части декораций, как задумано режиссёром, двигают сами актёры. Малейшая неточность – и исполнитель получит травму. В этот раз замечания незначительны, но Ирод (Валерий Карпов), немного не вписавшись в «стену плача», едва не разбил голову, а Мариамна ушибла коленку.
В спектакле занят весь балет театра, с ним работала Алла Рубина, хореограф с мировым именем, известная своей фантастической энергией и неукротимой фантазией. Как вспоминает Косов, Алла Давидовна буквально «ломала» во время постановки руки-ноги танцовщикам. «Что ты мне классически ножку тянешь?! Давай жёстче, резче!» – не церемонилась Алла Рубина на репетициях. Во время нашего просмотра, по словам режиссёра, балет отработал безукоризненно.
Валерий Карпов говорит, что для него царь Ирод – роль физически тяжёлая и морально изматывающая: «Я после «Стены плача» пару дней прихожу в себя. Царь Ирод – это вам не «Сильву» спеть…». Валерий держится за сердце, без грима у него измученное лицо. Эмилия Меметова – та самая красавица Мариамна, на которую запали школьники, слегка прихрамывает. Самое сложное для неё – сцена собственной смерти. Карпов шутит, что ему тоже умирать нелегко, а ведь он ещё и храм строил. Тот, от которого осталась лишь одна стена – Стена плача в Иерусалиме.

ИГРУШКИ – ЭТО НЕ ИГРА
В рок-опере поражает один эпизод. Самое страшное преступление царя Ирода – избиение младенцев, когда по приказу тирана были убиты 3000 новорождённых – решено на сцене, прямо скажем, неожиданно. Для образа младенцев Владимир Косов придумал мягкие игрушки. Их вырывают из рук несчастных матерей, груда «трупов» растёт на сцене. И в конце безумной по силе сцены разъярённые женщины бросают игрушками в Ирода, и он валится. Падает под тяжестью своего преступления.
Вся эта сложная и страшная игра предварялась простым объявлением, которое расклеили в театре. В нём было написано, что режиссёр Владимир Косов просит актёров принести из дома мягкие игрушки, лучше старые, любимые. «Я сам у своих детей две утащил», – говорит он. Получилось, что каждый принёс из дому частичку чего-то дорогого, и этот ход работает как на артистов, так и на зрителей. Кстати, проверено: во время спектакля никто не берёт чужого «младенца».
Вокал в «Стене плача» не менее силён, чем «игрушки-трупы». Актёры поют вживую. С учётом сложной пластики отработать такое пение – это высочайший профессионализм. Для сравнения замечу, мюзиклы на Бродвее уже давно идут под фонограмму, и зрители фактически оценивают качество записи и попадание в такт.
ВСЕ МЫ НЕМНОЖКО…
Откуда у театра интерес к еврейской тематике?
«У нас давно идёт спектакль «Евреи нашего двора», в музыкальной комедии «Одесса хочет петь» тоже есть такие колоритные персонажи…», – говорит заведующая литчастью музыкального театра Татьяна Снегирёва. Однако всё это – лёгкий жанр».
Когда же в театр попала рок-опера «Сиена плача», пришлось заняться историей народа. Царя Ирода изучили и оправдали. Во-первых, в истории множество мифов. Настоящий Ирод появился на свет через два года после рождества Христова, а значит, никак не мог совершить то самое «избиение младенцев». Во-вторых, как трогательно заметила Меметова, свою любимую он убивает в состоянии аффекта, а это смягчающее обстоятельство.
Все тираны в истории были противоречивыми личностями, в один голос говорят создатели спектакля. Действительно, историки называли Ирода «злым гением иудеев» и «величайшим строителем в еврейской истории». «Вот меня с еврейской историей связывает то, что я родился в Бердичеве! И в классе у нас было 45 процентов евреев. Я, можно сказать, вырос в еврейской среде», – серьёзно говорит Валерий Карпов. «Все мы немножко евреи, – смеётся Косов. – В предлагаемых обстоятельствах…»
И две приятные новости: режиссёр-постановщик рок-оперы «Стена плача», главный режиссёр музыкального театра Владимир Косов в День республики Крым, 20 января, стал заслуженным деятелем искусств республики, а музыкальный театр приглашён в этом году на главный театральный конкурс России «Золотая маска».

Лена ДАНИЛОВА