Музыкальный Театр

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Post Type Selectors

Сила искусства, инопланетяне и Пушкин: Владимир Косов о работе музыкального театра

Накануне премьеры нового мюзикла «Крымская газета» встретилась с главным режиссёром Государственного академического музыкального театра
Республики Крым Владимиром Косовым.

Мы поговорили не только о новой постановке, но и о целебной силе искусства, инопланетянах и Пушкине.

Наши артисты поют

– В театре уже так много пушкинского – «Пушкинская карта» и премьера, тоже по произведению классика. Что особенного вы отметили в спектакле?

– Уже шутим? Хорошо (смеётся). Как находится произведение? Так же, как и интересные книги, яркие впечатления. Проходил фестиваль «Музыкальное сердце театра», где мы с директором театра состояли в жюри. В конкурсной программе встретился спектакль театра «У Никитских ворот». Я услышал отрывок из спектакля – и он сразу меня впечатлил. Как раз шла ария Пугачёва. Оказалось, «Капитанская дочка». Она недавно написана, автор и режиссёр-постановщик Марк Розовский, музыка Максима Дунаевского. Директор шутит: «Не слышишь, кто это поёт?» Я отвечаю: «Так это наши артисты поют!» Называю фамилии, и мы понимаем, что у нас есть и Емельян Пугачёв, и Маша Миронова, и Пётр Гринёв…

– Возникали ли сложности при постановке? Всё-таки в спектакле показаны масштабные исторические события…

– Сложностей не было. Спектакль как-то «выстреливает» в тебя, и ты знаешь, как его сделаешь. Так же было с «Человеком-амфибией». Я сидел на презентации пьес и немного скучал (это довольно затянутое мероприятие, поскольку авторы обычно стараются побольше рассказать о своих произведениях). Но зазвучали первые ноты «Человека-амфибии» – и я сразу представил, как это может быть в нашем театре. После презентации подошёл – договорились.

– А актёров приходится уговаривать на роли?

– Раньше бывало, не скрою. Но сейчас труппа мне доверяет. Был случай: назначил актёра на роль, а он не хотел. Я это чувствовал, но знал, что будет момент и он включится. Просто когда он прочитал пьесу, она показалась ему банальной и занудной. Но на деле оказалась очень яркой! Мы говорим о спектакле «В городе С.». Актёр позже пришёл, извинился. В принципе, артисты, наоборот, чаще подходят и просят ещё что-то попробовать. По «Капитанской дочке» решения были единодушными. В ней каждому есть что сыграть. Даже маленькие роли играют с удовольствием.

– Хочется ли вам иногда стать актёром и исполнить какую-нибудь роль?

– Я могу выступить в качестве актёра. Мне этот хлеб знаком. Но музыкальный театр не мой жанр. Я не обладаю великими музыкальными данными, поэтому скромно режиссирую.

– А если бы обладали, то кем стали бы в данной постановке?

– Конечно, Пугачёвым или Гринёвым. Кем же ещё? Только главным героем! (смеётся).

Почту за честь

– Премьера состоялась в Новороссийске. Почему?

– Наши партнёры из Новороссийска попросили – и мы не смогли отказать. Такая практика и раньше была. Например, премьеры «Юноны» и «Авось», «Моста над рекой» состоялись на гастролях в Керчи, а «Искусства жениться» – в Джанкое. К тому же премьера – это не один спектакль, а несколько. Вообще, не завидую зрителю первого спектакля, первого показа. На них актёры ещё нервничают, есть некая неуверенность. Мы только начинаем понимать обратную связь: где зацепили, где нет… К спектаклю пятому уже всё становится на свои места. Поэтому мы привезём в Крым созревший, классный спектакль и с удовольствием сыграем его для наших зрителей.

– Будут ли у театра «Большие гастроли» в этом году?

– Будут. Мы едем в Ставрополь и планируем посетить Пятигорск – попить минеральной водички, посмотреть на знаменитый Провал. Может быть, на скале колбасу поедим (смеётся).

– Планируются ли культурные мероприятия в поддержку наших военных, жителей народных республик?

– Как мы можем сегодня не поддержать наших друзей, наших братьев? Есть желание при первой возможности поехать в Луганск и Донецк с гастролями, концертами. Мы готовы, конечно, к этой миссии. Мы посчитаем это за честь.

– Способно ли, на ваш взгляд, искусство притупить боль, залечить раны?

– У нас есть спектакль «Прощай, конферансье». Он посвящён актёрам, которые выступали во фронтовых бригадах. Они вдохновляли, давали возможность немного отвлечься от ужасов
войны. Позволяли улыбнуться, вспомнить о доме, всплакнуть – то есть пережить простые человеческие эмоции, кроме ненависти, страха и боли. Это очень важно. Поэтому этот спектакль и появился в репертуаре. Мы его посвятили нашим дедам, которые отдали свою жизнь этой сцене, ведь и они тоже попадали под бомбёжки, гибли. Я думаю, мы такие же. Конечно, поедем и поддержим.

Многодетный отец

– Если спектакли как дети, то сколько их у вас? И сколько самому взрослому?

– Я как многодетный отец – они бегают, я и не считаю (смеётся). С цифрами не дружу. Важно, что каждый спектакль – это определённый жизненный этап, опыт. Поэтому ко всем отношусь одинаково уважительно. Они мне дороги. Одни ещё идут, другие остались в доброй памяти. Первый спектакль, первый сценический опыт появился в 1993 году. Опять же, Александр Сергеевич Пушкин – никуда от него не деться. Это была одна из маленьких трагедий – «Пир во время чумы». С такой невесёлой ноты началась творческая деятельность.

– А я вот к цифрам по-другому отношусь. Подсчитал, что в следующем году уже тридцать лет, как вы в профессии…

– Вы первый человек, который об этом сказал. Я даже об этом не думал.

– Как относитесь к возрасту и на сколько лет себя ощущаете?

– К возрасту я никак не отношусь. Эта тема меня не волнует, она мне не интересна. Творю, работаю, радуюсь жизни.

– Есть ли у вас отпуск?

– В последние годы да, а до этого никогда не было. Я считал, что он мне не нужен. Но моя семья упросила – и я вкусил прелести отпуска. Это оказалась забавная, классная вещь. Мы вместе путешествуем. В этот период мне даже запрещают брать с собой пьесы. Песни под гитару, вечером шашлык, море… Но выключаться полностью не получается, мы периодически созваниваемся то с директором, то с художником… Честно говоря, не догуливаю никогда, прихожу раньше и начинаю готовиться, потому что вернутся артисты, цеха и каждому надо сказать, чем он занимается. Пять-шесть дней я один в театре работаю, потому что надо всех «озадачить».

– Знаю, что для спектакля «В городе С.» вы практически полностью написали текст. Вы ещё выступаете в качестве драматурга?

– Серьёзными пьесами я не занимался. Мне приходится что-то писать по необходимости. Мы поставили спектакль, посвящённый правилам дорожного движения. Материала интересного не нашёл, поэтому пришлось написать самому. Получилась сказка, в которой инопланетяне входят в контакт с нашим сотрудником ГИБДД. Появляется учёная, которая за ними охотится, хочет засушить, в баночку посадить, спиртом залить. Но наш сотрудник ГИБДД очень добрый, он помогает пришельцам освоить правила дорожного движения. Смешная сказка, мы её специально сделали непродолжительной, чтобы можно было играть в школах и детских садах. Премьера состоялась, но потом вмешалась пандемия. Мы обязательно вернёмся к этому проекту. Были ещё пара-тройка сказок, которые мне пришлось переписывать. Но это так… Во мне нет желания сесть и написать «Войну и мир».

За внешним блеском

– Музыкальный театр – это оперетты, мюзиклы, водевили… Создаётся впечатление, что вы несколько стеснены в репертуаре.

– Вы ошибаетесь. Я сам много лет назад говорил: «Музыкальный театр – это узкий и малоинтересный жанр, а вот драма…» Бог же шельму метит – вот тебе музыкальный театр, всё поймёшь. Не скажу, что я шёл сюда с удовольствием. Предложили поставить спектакль, а больше никто не приглашал. А мир открылся огромный! Музыка – это самое абстрактное искусство из всех, проникающее глубже всех. В музыкальном театре такое разнообразие жанров. Я попробовал себя во многих из них и счастлив этой возможности.

– Получается, русский мюзикл вас всё-таки покорил?

– У каждого жанра есть своя эпоха. Мне кажется, что сейчас в России наступила эпоха мюзикла. Даже драматические театры к нему склонны. Мюзикл – это шоу. Мы без этого уже не можем. Русский мюзикл берёт серьёзную литературу и вкладывает очень глубокие смыслы. Монологи артистов, когда они поют, заходят глубже. Поэтому мюзикл отзывчивый: он своими внешними прелестями, блеском и шоу-составляющими привлекает, но человек улавливает смыслы. Ведь «Капитанская дочка» для мюзикла вроде как и не подходит. Тем не менее есть она, есть «Дубровский». Всё это привлекает зрителя юного. После премьеры «Дубровского» нам из библиотеки сообщили, что разобрали все книги с произведением. Школьники начали его сверять, смотреть материал. А может, кто-то по наивности хотел переписать тексты песен (смеётся). Тем не менее они читали. Мюзикл выполняет образовательную функцию. Теперь будут «Капитанскую дочку» расхватывать, брать книжки.

– Марк Розовский сказал, что, когда работал над мюзиклом, прочитал произведение раз пятьдесят от корки до корки, а отдельные сцены – и по сто раз. А вы?

– Один раз. Обычно привязываюсь не к тексту, а к фабуле. Всё остальное – это свобода творчества. Всё равно версия своя, отличная от книги.

Иногда чтение режиссёрам мешает, заводит их в творческий тупик. Какие-то подробности с точки зрения сценического действа будут излишни: действие остановится – и зритель начнёт скучать, зевать. Объёмы книг разные – невозможно их полностью воспроизвести.

– Превратился ли музыкальный театр в настоящий храм искусства?

– Мне кажется, на этот вопрос должны отвечать зрители. Мы для них работаем. Это наша жизнь. Быть артистом музыкального театра тяжело. За всеми аплодисментами, цветами, блеском – труд. Нужно быть постоянно в форме – вокальной, танцевальной. У нас очень плотный график. Служение
театру – часть нашего мировоззрения. Утром репетиция, вечером – спектакль. Практически не видишь родных. Когда у всех праздники – мы работаем. У нас очень много выездных спектаклей. Поэтому приходят люди, работают, а потом артистами уже не хотят быть: «Мы же думали, только хлопают, а ты только кланяешься». Те, кто принял этот образ жизни, не работают, а служат. Для них театр – это храм.

– А вы часто посещаете другие театры?

– Нет. У меня совершенно нет времени. У меня даже нет перерывов. Объявляю всем 15-минутный перерыв, а по дороге от сцены в свой кабинет решаю какие-то вопросы. Возле кабинета уже стоит кто-то: расписать очередной выезд, подтвердить планы… Нечасто получается побывать в других театрах. Чаще на фестивалях: приехал – и имеешь возможность посмотреть спектакль, а дома это удаётся редко.

Блиц-опрос

– На какие недостатки вы можете закрыть глаза?

– Не знаю. Я всегда многое подмечаю.

– Кто для вас пример для подражания?

– Артист цирка Евгений Захаров. Мы готовились к спектаклю и начали ходить на акробатику, чтобы кое-какие трюки делать. И он был нашим тренером. У него была травма позвоночника, и врачи сообщили, что он списан. Но он верил в себя. В результате не только восстановился, но и вернулся в цирк и ещё долгие годы с ним выступал. Это пример того, как человек преодолевает себя.

– Для кого хотели бы попросить счастья?

– Для всех.

– Где вы любите отдыхать?

– Люблю походы, костёр, палатки.

– За что вы можете забанить человека в соцсетях?

– За всё время я забанил всего несколько человек, в 2014 году. Каждый отстаивал своё мнение, но некоторые люди перешли грань, опускались до оскорблений. Они приняли другую сторону и почему-то считали, что я тоже должен всем сердцем принять Майдан, их мировоззрение, идеологию.

– Выигрывали ли вы в лотерею?

– Нет. Я не играю в азартные игры.

– Если бы вы могли есть только одно блюдо всю вашу жизнь, что бы это было?

– Не знаю, я люблю много блюд.

Борис СЕДЕНКО. Фото: Гала Амарандо

08.04.2022 г. «Крымская газета»

https://gazetacrimea.ru/news/sila-iskusstva-inoplanetyane-i-pushkin-vladimir-kosov-o-rabote-muzykalnogo-teatra-v-krymu/