Музыкальный Театр

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Post Type Selectors

I Международный фестиваль театрального искусства «ТЕАТР.ЧЕХОВ.ЯЛТА»

 

 

I Международный фестиваль «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» 2008 год. Фоторепортаж

I Международный фестиваль «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» 2008 год. Видеофильм

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Театр из песка

 

Международный театральный фестиваль «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА», несмотря на размашистое название, на самом деле юн и неопытен. Этой осенью в такт «бархатному сезону» он прошел в Ялте впервые, но стал, безусловно, довольно заметным событием в театральной жизни СНГ. В нем, как в настоящей чеховской пьесе, все смешалось: лирика, юмор, поэтическая горечь и чеховская тоска по идеалу. И, конечно, разговоры, разговоры, разговоры под абажуром о лучшей жизни современного театра. Белорусское участие на фестивале было весомо. Беларусь выступила более чем достойно, и на фоне некоторых конкурсных спектаклей наш культурный продукт, поверьте, выглядел, как швейцарский сыр в сравнении с сырком «Дружба». Начиная с мелочей: выставленного света, оригинальных декораций, вдумчивой, а не сбивчивой, как этой бывает на курортных фестивалях, актерской игры, да и собственно поднимаемых в спектаклях тем. Страну представили два театра — Купаловский и Театр белорусский драматургии. Оба, что приятно, без призов не уехали. Купаловцы получили сразу два приза за спектакль «С.В.» (приз в номинациях «Оригинальность театрального языка» и «Лучшая мужская роль» у Дмитрия Есеневича), а ставшие уже визитной карточкой режиссерского стиля Валерия Анисенко «Женщины Бергмана» добавили к своим многочисленным трофеям приз за лучшую женскую роль Татьяне Мархель. «Это еще что! — кокетничала после церемонии закрытия Татьяна Григорьевна, выглядывая из–за роскошных букетов, — иной раз бывало, что и два приза получали — я и Люда». В спектакле, напомним, всего две женские роли, причем в отличие от партнерши Людмилы Сидоркевич Татьяна Мархель не произносит в спектакле ни слова. Во время фестиваля Татьяна Григорьевна вспомнила и совсем не театральную страницу в своей творческой биографии: когда–то в Крыму Виктор Туров снимал несколько эпизодов для своего фильма «Люди на болоте». — На самом деле Туров хотел, чтобы группа просто хорошенько отдохнула после тяжелой работы, — рассказывает Татьяна Григорьевна. — Мы сидели в Крыму месяц, а снимали всего два дня. У оператора картины Дмитрия Зайцева была только одна задача: не показать горы, потому что мы снимали сцену драки якобы в полесском болоте. Такое, конечно, запоминается на всю жизнь. Крым действительно — излюбленное место творческой богемы и киношников. Кино здесь снимали и в советское время, снимают и сейчас. Иногда получались шедевры, как «Кавказская пленница», «Десять негритят» или «Асса», иногда — просто проходная вещь с эффектной южной картинкой. Скоро увидим, на что вдохновил Крым Федора Бондарчука: первая часть его экранизации романа братьев Стругацких «Обитаемый остров» выходит в прокат уже зимой. А вот с театром в Крыму напряженка. Ялта — город с несчастливой театральной судьбой. Городской театр берет отсчет с января 1883 года, когда местный рачительный житель Фома Аронович Бегун — почетный гражданин Ялты — выкупил землю в городском саду для строительства театра. Дальше — блеск и роскошь XIX века, поиски века XX, гастроли МХАТа, выступления Шаляпина и Рахманинова, оккупация, два пожара, во время которых здание сгорело полностью. В 1996 году ялтинский театр был закрыт на капитальный ремонт, но в данном случае речь уже шла о капитальном погребении. Коллектив стал заложником политики: «Киев не хотел тратить украинский бюджет на памятник русскому театру, а Москва не особо намеревалась вкладываться в собственность другого государства», — как написано в одном из московских изданий. Реконструкция по инициативе Путина и Кучмы все–таки началась, но только в 2000 году, когда заброшенный театр уже представлял собой жалкое зрелище. Она тянулась восемь лет и тянулась бы дальше, но тут в дело вмешался известный российский меценат Александр Лебедев. В общем, в Ялте уже выросло целое поколение горожан, не имеющих представления о театральной культуре как таковой. Да и на фестивальные показы зритель ходил туго. В этом, может быть, и есть главное значение фестиваля «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» — вдохнуть новую жизнь в реконструированные стены, реанимировать театральный процесс Крыма. Меценат Лебедев взялся за дело серьезно. Недавно в Москве прошла презентация чеховского театра в Ялте. На представление наверняка за скромный голливудский гонорар приехал и известный американский актер Джон Малкович. На вопрос, почему актер согласился стать патроном программы, он ответил: «Прежде всего, потому, что я хорошо знаком с семьей Лебедевых, мы давно собирались что–то сделать вместе, и это хороший повод. Естественно, имя Чехова имеет магическую силу и притягивает людей. Чехов для иностранцев — автор, формирующий определенный образ России». В общем, будем надеяться, что ялтинскому театру на это раз действительно повезет, если у него появились такие высокие патроны. Уже в следующем году Малкович собирается даже привезти в Крым свою будущую премьеру — «Опасные связи». Кроме того, уже ясно, что второй фестиваль «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» — тоже не иллюзия. Подводя итоги, художественный руководитель Театра белорусской драматургии Валерий Анисенко предрекает фестивалю счастливую судьбу. — Сюда обязательно поедут! — уверен Валерий Данилович. — И вот увидите, этот ялтинский форум станет одним из самых популярных не только в Украине, но и в СНГ. Здесь есть все для того, чтобы фестиваль рос и развивался: во–первых, великолепное здание с развитой инфраструктурой и самой современной сценой, грамотная команда профессионалов во главе с директором театра Николаем Рудником, месторасположение — жемчужина Крыма… — Вы назвали один из фестивальных спектаклей вредным? Почему, на ваш взгляд, такие незатейливые вещи все–таки попадают на международный фестиваль? — Это первый фестиваль, и, конечно, избежать каких–то ошибок было невозможно. Думаю, в следующем году отбор будет уже гораздо строже. В кулуарах Николай Рудник признался мне, что до сих пор с трудом верит в то, что этот форум под названием «Международный фестиваль» наяву проходит у него в театре! Если нас позовут в следующий раз, мы обязательно приедем. Моя мечта — показать в этом историческом месте нашего «Иванова». …И еще один штрих к портрету фестиваля и ялтинского театра. Он наверняка понравится всем новаторам, которые стремятся избавить высокое театральное искусство от скучной шелухи натужной изобразительности. В театре нет… кого бы вы думали? Правильно — труппы. Репертуара тоже нет. Есть только грамотная команда менеджеров и творческих людей, готовых предоставить лакомую курортную площадку для любых гастролей и шоу. Автор: Валентин ПЕПЕЛЯЕВ «Беларусь сегодня»

 

 

Чеховский «маленький пуп земли» в Ялте

 

Имя Антона Павловича Чехова навсегда связано с замечательным местом южного побережья Крыма — Ялтой. В этом году происходит, словно духовное возрождение этой связи — Чехов—Ялта. Открылась вновь восстановленная и отреставрированная Белая дача — Дом-музей Антона Чехова; возобновил свою работу много лет, стоявший в развалинах Ялтинский драматический театр, на сцене которого звучали голоса выдающихся артистов Московского художественного театра, знаменитых певцов, корифеев украинских театров. Вполне естественно, что Ялтинский театр носит имя Антона Павловича, ведь иначе и быть не могло. Как и 125 лет тому назад, еще при жизни писателя, когда здесь появилось первое театральное здание, фасад театра сегодня встречает зрителей белоснежной величественной колоннадой, обрамленной экзотической листвой вечнозеленых пальм. Такой по-настоящему неоценимый подарок для культурной среды Ялты сделали российский меценат Александр Лебедев и его представитель Вячеслав Юткин, понимающие важность возрождения всего, что связано с именем великого писателя. Но перед тем как отправиться вечером в театр, перережем красную ленточку перед входом в Дом-музей Антона Павловича Чехова. На этой даче, названой Белой, Антон Павлович прожил пять лет, приобретя осенью 1898 года земельный участок площадью 37 соток вблизи Ялты, в деревне Верхняя Аутка. Сейчас это место уже вошло в черту города, а тогда, по словам Чехова, это был «маленький пуп земли с превосходным видом на море и горы». Здесь писателю сразу понравилось, большую часть года климат был для него благоприятным, и он решил пожить в этом месте, дабы поправить свое подорванное туберкулезом здоровье. Разработать проект дома, пожелав, чтобы он был «очень скромным, простым, уютным и удобным», Антон Павлович поручил архитектору Льву Шаповалову. Но и сам Чехов с сестрой Марией Павловной принимал деятельное участие в проектировании дома и планировке комнат. Когда в сентябре 1899 года строительство было закончено, мать и сестра Чехова приехали в Ялту и вместе с Антоном Павловичем поселились в новом жилище. Они постарались создать в ялтинском доме привычную атмосферу усадебной подмосковной жизни. Интерьер свежевыкрашенных комнат украшали вещи, привезенные из имения Мелихово и специально купленные для Ялты в Москве. Вот как писал о новом месте жительства Чехова Александр Куприн: «Ялтинская дача Чехова была, пожалуй, самым оригинальным зданием в Ялте. Вся белая, чистая, легкая, красиво несимметричная… с вышкой в виде башни, с неожиданными выступами, со стеклянной верандой внизу и с открытой террасой вверху, с разбросанными то широкими, то узкими окнами…». Сейчас комнаты обитателей дома хранят былую атмосферу. В доме поражают уют и простота быта, интеллигентность и духовная наполненность пространства. Сохранился телефон, по которому Чехов разговаривал с родными и друзьями, в том числе и с Львом Толстым. А в книжном шкафу бережно хранится личная библиотека Чехова с его карандашными пометками на полях любимых книг. В спальне писателя в простенке между двумя окнами разместился шифоньер, ставший прообразом «многоуважаемого шкафа» в пьесе «Вишневый сад». А пианино фабрики «Смит и Вегенер», приобретенное в 1899 году специально для ялтинской дачи, помнит пальцы Сергея Рахманинова, который аккомпанировал знаменитому Федору Шаляпину. Многочисленные фотографии, запечатлевшие Чехова с величайшими людьми эпохи, уникальные портреты как нельзя лучше передают аромат времени. Вещи свидетельствуют о вкусах и увлечениях хозяев, они — словно молчаливые хранители той незримой, особенной ауры чеховской семьи. Антона Павловича Чехова не стало в 1904 году, а в 1921 году стараниями наследницы и сестры писателя Марии Павловны ялтинская дача Чехова была превращена в государственный музей. Мария Павловна переселилась сюда из Москвы в 1917 году и посвятила свою дальнейшую жизнь обустройству и функционированию Дома-музея. Благодаря усилиям и заботам «хозяйки чеховского дома» в его архивах было сосредоточено более 26 тыс. музейных экспонатов: мебель, живописные работы, книги, фотографии, документы и личные вещи писателя. В мемориальных комнатах — кабинете, спальне и гостиной — сохранена та обстановка, которая была при жизни Чехова. А за стенами дома, как и прежде, буйствует природа. Сад, над созданием которого Антон Павлович трудился лично, продолжает радовать посетителей. К посадке деревьев, кустов, цветов Антон Павлович подходил сугубо творчески, планировку насаждений, выбор их ассортимента он решал трепетно и со вкусом. В одном из писем писатель сообщал: «Вчера и сегодня я сажал на участке деревья и буквально блаженствовал, так хорошо, так тепло и поэтично…». А однажды Чехов признался: если бы не литература, то был бы он садовником. Еще одно архивное свидетельство: «Сад будет необыкновенный. Сажаю я сам, собственноручно. Одних роз посадил сто — и все самые благородные, самые культурные сорта…». Сегодня на территории сада растут 60 чеховских деревьев, среди них кедры, кипарисы, магнолия, индийская сирень, пирамидальные акации, шелковицы, лавр, бамбуковая роща. А один уголок удивляет особенно, здесь растут соединенные желанием писателя три совершенно разных дерева — пальма, береза и плакучая ива. В былые времена, когда труппа Московского художественного театра во главе со Станиславским и Немировичем-Данченко гастролировала в Крыму с чеховскими спектаклями «Чайка» и «Дядя Ваня», писатель садился в экипаж и отправлялся со своей дачи в центр Ялты, на набережную, в театр. Мы же, его потомки, с сожалением покидая уютный, благородный, обособленный микромир Белой дачи, уже на автомобиле отправляемся маршрутом Антона Павловича туда же, в Ялтинский театр. А тогда ведь Антон Павлович и предположить не мог, что спустя годы этот театр будет носить его имя. Возрождение реконструированного Ялтинского театра имени Чехова было решено ознаменовать масштабной творческой акцией — организацией Международного театрального фестиваля «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА». Собственной труппы этот театр не имел никогда, не планируется она и в будущем. Его руководство во главе с директором Николаем Рудником хочет, чтобы Ялтинский театр стал «выставочным залом лучших образцов театрального искусства». Предполагается проводить на его сцене гастроли разнообразных театральных коллективов из разных городов и стран. И таким образом приучать к театральному искусству ялтинцев, позабывших о нем за годы отсутствия театра. Николай Рудник любит повторять классическую формулировку: «Город только тогда становится настоящим городом, когда в нем есть театр». Ну а вместе с ялтинцами к театральному искусству будут приобщаться и многочисленные гости курорта. Итак, театральный фестиваль с такими выразительными творческими координатами — «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА». Репертуарная афиша фестиваля вместила в себя девять конкурсных спектаклей театров из Украины, России, Беларуси и спектакль гостя фестиваля — Национального театра русской драмы имени Леси Украинки — знаковую работу коллектива, связанную именно с личностью Чехова, — «Насмешливое мое счастье» Малюгина, созданную по эпистолярному наследию писателя. Кстати, после окончания форума Русская драма продолжила в Ялте свои гастроли. Программа фестиваля не ограничивалась только спектаклями по чеховским пьесам. Организаторы стремились расширить палитру этой акции, обогатив ее и другими авторами. Открыл программу Московский «Театр у Никитских ворот» спектаклем «Доктор Чехов». Это спектакль-долгожитель на афише москвичей, он идет у них уже тридцать лет. Составленный из наиболее известных рассказов Чехова, он выстроен режиссером Марком Розовским в определенную сюжетную конструкцию, имеющую развитие, кульминацию и развязку. Объединены все рассказы одной из характерных для писателя тем — судьбы униженного, оскорбленного маленького человека. Действие происходит, словно в большой лечебнице, где собрались такие разные и колоритные персонажи и где мудрый доктор Чехов пытается вылечить их больные души. Из сценических работ не чеховского репертуара были представлены спектакли: «Женщины Бергмана» Рудковского (Минский республиканский театр Белорусской драматургии), «Лист ожиданий» Марданя (Днепропетровский театр русской драмы имени Горького), «Два сердца» Образцова (Херсонский украинский муз драмтеатр имени Кулиша). Почитатели чеховского слова могли насладиться его «Лебединой песней» в исполнении актеров Орловского театра имени Тургенева, «Ивановым» в сценической интерпретации Севастопольского русского драмтеатра имени Луначарского, «Дядей Ваней», сыгранным труппой Киевского Молодого театра с замечательным и неожиданным Алексеем Вертинским в главной роли. Спектакль Национального театра имени Янки Купалы (Минск) «СВ» в пластической версии представил «Вишневый сад», поменяв название пьесы (вышло то ли «Сад вишневый», то ли «Спальный вагон», в котором Раневская возвращалась домой и уезжала в Париж). Сыгранный без слов, а лишь при помощи пластики, выразительной речи движений, «Вишневый сад» сумел передать чеховскую атмосферу сложных человеческих отношений. Спектакль «Перечитывая Чехова» Львовского украинского драмтеатра имени Заньковецкой стал победителем творческого соревнования, ему был присужден Гран-при. Этот спектакль соединил в себе два пронзительных чеховских рассказа — «Ионыч» и «Ариадна». В них — все о любви, о несостоявшейся любви и мучительных сожалениях о ней. Два актерских дуэта играют эти две ностальгические новеллы камерно, проникновенно, нервно, с огромной печалью о бессмысленно прожитой жизни без любви… Режиссеру-постановщику Алле Бабенко удалось воплотить на сцене вибрирующую, едва уловимую, полную нюансов чеховскую интонацию, чеховскую недосказанность. Об этом камерном и тихом спектакле с уверенностью можно сказать: вот он — поистине чеховский. Проникнувшись чеховским настроением, хочется фантазировать дальше. Как вели себя зрители в то время, когда среди них в зрительном зале был и Антон Павлович? Восторженные, они после спектакля, наверное, выходили на набережную и гуляли, делясь впечатлениями и переживая заново события, увиденные на сцене. Вот и сегодняшний, современный зритель из тишины и благоговения театрального здания выплескивается на шумную Ялтинскую набережную. Людской водоворот, звуки песен, разговоров и возгласов, огни и иллюминация вокруг, здесь, кажется, никому и невдомек, что рядом, совсем близко, происходило чудо — шел спектакль по Антону Чехову. Ялта живет своей веселой и беззаботной курортной жизнью. Особенно радует то, что так много отдыхающих останавливаются возле скульптурной композиции «Дама с собачкой». Замирая на секунду перед объективом фотоаппарата, каждый, кто желает запечатлеть себя вместе с героями известного рассказа, считай, с самим Чеховым, словно попадает в своеобразный временной коридор и благодаря этому ощущению оказывается в Ялте эпохи Антона Павловича, в конце века девятнадцатого…

Автор: Алла ПОДЛУЖНАЯ, «Киевский телеграф»

 

 

Театр жив. Театр будет.

 

Бархатный сезон 2008-го стал в Ялте самым театральным за последние десять лет. Во-первых, город наконец-то обрел театр, который заработал в полную силу, а во-вторых, получил свой собственный международный фестиваль «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА». То, что фестиваль позиционируется именно как международный, подтверждают спектакли на разных языках: русском, белорусском и, конечно, украинском. «Коли немаэ справжнього життя, то живуть мiражами. Все-таки, краще, нiж нiчого» – эпиграф к спектаклю «Дядя Ваня» Киевского академического Молодого театра в переводе не нуждается. И так все ясно: не потому, что чеховская пьеса зрителю хорошо известна, а потому, что неоспоримое родство языков позволяет понимать происходящее без синхронного шепотка в ухе. Были опасения, что эпиграф к спектаклю станет эпиграфом к фестивалю: мол, первый блин может оказаться комом. К счастью, этого не произошло, напротив, фестивальные дни были насыщенны до отказа (даже море, плескавшееся неподалеку, было забыто: времени хватало только на спектакли и обсуждение увиденного). То, что Чехова в Ялте играли на украинском, вызвало у части зрителей глубокое возмущение. Группа активистов пошла выяснять отношения с директором, который ответил: «А когда Шекспира играют в переводе на русский – вы не возмущаетесь?» Конечно, непривычно слышать о Елене Андреевне «дуже цекава жiнка», но в какой-то момент напевная музыка малороссийской речи побеждает некоторое неудобство. Фестиваль «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» прежде всего, показал настоящую театральную ситуацию в Украине. Хоть смотр и носит звание международного (Россия и Белоруссия были представлены на нем московским театром «У Никитских ворот», Орловским академическим театром им. Тургенева и Республиканским театром Белорусской драматургии), все остальные театры – а их было семь – приехали из разных городов Украины. Устроителями фестиваля ялтинцам был сделан грандиозный подарок: срез украинского театрального искусства фестиваль представил во всей красе. Более того, играли не только Чехова, но и пьесы с «чеховской интонацией». Таким спектаклем, в частности, стал «Лист ожидания» по одноименной пьесе украинского драматурга Александра Марданя (Днепропетровский театр им. Горького). В Москве эту пьесу ставил Андрей Максимов: несколько сцен повествуют о курортном романе, перетекшем в длительные отношения, но любовная линия разворачивается на фоне грандиозных событий, и история страны тесно сплетается с историей двух людей. Марданя украинский театральный люд недолюбливает: то ли от того, что тот успешный бизнесмен, а художник просто обязан быть неустроенным, то ли от того, что чеховские фамилии героев пьесы не очень совмещаются с современным обществом. Так или иначе, но обвинения в «нечеховской» интонации профессионалы предъявляют Марданю довольно часто, зато публика принимала спектакль на ура. Против факта не пойдешь: Мардань популярен, его много ставят. В общем, сущая звезда современного украинского театра. Кстати, звезд на этом фестивале было еще две. Одна из них – артист Севастопольского театра им. Луначарского Александр Порываев, сыгравший Иванова. Популярность молодого актера началась в 2005-м, когда Порываев сыграл в нашумевшем в стране фильме «С днем рождения, королева!» вместе с российскими актерами Арменом Джигарханяном и Эммануилом Виторганом, и естественно, что Порываев быстро вышел в премьеры севастопольской сцены. Режиссер «Иванова» Григорий Лифанов, номинант «Золотой Маски» в номинации за лучший кукольный спектакль, пришедший в театр драматический, не изменил принципов работы и с живыми артистами продолжил работать как с куклами. Оттого, возможно, этот юный Иванов-Порываев не производит должного впечатления: переживает, мучается, жену в гроб сводит, стреляется даже, но все это вроде как понарошку. Если бы громкий хлопок выстрела и смерть на авансцене в сочетании с порхающими белыми голубями произошли в кукольном театре, то они произвели бы больший эффект, чем уродливый грим живых артистов. В том же кино снялся киевский актер Молодого театра Алексей Вертинский, сыгравший дядю Ваню. Окончив московское цирковое училище, Вертинский начал свое странствие по украинским драматическим театрам. В спектакле Станислава Морозова он играет очень необычного дядю Ваню: лысый и истеричный паяц. Образ совершенно не романтический, но абсолютно достоверный. «Дядя Ваня» вообще стал одним из лучших спектаклей на фестивале, кстати, получившим приз за художественное оформление. По-европейски холодный и выверенный, он разительно отличался от остальных, и временами напоминал «Дядю Ваню» Льва Додина, причем речь, конечно, не о прямых заимствованиях – скорее о реминесценциях. Вторым событием фестиваля стал спектакль Театра им. Янки Купалы «СВ» – в расшифровке «Сад вишневый». Это пластическая композиция, в которой вся чеховская пьеса станцована драматическими артистами. Спектакль получил спецприз от жюри за новаторство и поиск. Причем даже роль Прохожего – в общем-то, безымянная, проходная линия, стала в спектакле одной из важнейших. Гран-при фестиваля получил спектакль Львовского театра им. Заньковецкой под названием «Перечитуючи Чехова»: две одноактовки, инсценировки рассказов «Ионыч» и «Ариадна», соединенные режиссером Аллой Бабенко в единый спектакль. Такой тип театра в сегодняшней театральной России показался бы удивительно несовременным: это литературный театр, лишенный драйва и экшена, построенный только на обаянии артистов. Особенно «чеховской» оказалась пара «Ионыча» (Александра Люта и Юрий Чеков). Невзирая на то, что «львовский» украинский язык совсем не похож даже на «киевский», здесь работало удивительное соответствие формы и содержания, как раз того самого пресловутого сценического обаяния. Директор Ялтинского Театра им. Чехова и фестиваля «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» Николай Рудник подчеркнул, что фестиваль появился не вместо апрельских дней, учрежденных СТД РФ «Чеховские сезоны в Ялте»: «Мы с удовольствием будем соинициаторами этих дней, но не берем на себя главенствующую роль в этом. А международного фестиваля в Ялте до сих пор не было – наш стал первым. Более того, мы называемся «Театр Чехов. Ялта», и если из этих слов убрать одно, то, да простит меня Антон Палыч, мы уберем «Чехов». Мы не укладываем в прокрустово ложе наших участников, не требуем, чтобы они играли только пьесы Чехова, потому что он для нас – связующее звено. Ведь недаром, когда МХТ привез при жизни Чехова в Ялту четыре спектакля, то два из них были по пьесам Метерлинка и Ибсена. Чехов с большим восторгом рассказывал об этом, точно так же, как о драматургии Горького – у него не было никакой ревности. Так Чехов, стоящий между словами «театр» и «Ялта» объединяет их, связывает, а не является фигурой авторского паритета. Мы надеемся расширять палитру: хотим увлечь страны ближнего зарубежья, а также наши европейские города-побратимы. Ялтинский Театр имени Чехова работает круглогодично: у нас нет своей труппы, мы – выставочный зал лучших образцов театрального искусства, а потому всегда готовы к активному диалогу».

Автор: Журнал «Театрал»

 

 

Итоги І Международного фестиваля театрального искусства «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА»

 

6-11 сентября Ялтинский театр имени Антона Чехова окончательно укрепил за собой позиции флагмана культурной жизни города «Со старта» фестиваль задал действительно высокую планку всего происходящего: после торжественного открытия на площади возле театра, зрителю представили работу одного из лучших режиссеров русской школы психологического театра: Московский театр «У Никитских ворот» сыграл спектакль «Доктор Чехов» (постановка Марка Розовского). 7 сентября стало днем «украинского» Чехова. И здесь интересно было наблюдать определенные тенденции в «подходе» к Антону Павловичу «наших» режиссеров. Удивительно экспрессивно, непривычно жестко трактовал размеренного «Ионыча» Львовский Национальный академический театр имени М. Заньковецкой (режиссер — Алла Бабенко). Тему украинского «жесткого» Чехова в вечернем спектакле продолжил Киевский академический Молодой театр в своем категоричном к полутонам, событийно очень стремительном «Дяде Ване» (режиссер — Станислав Моисеев). 8 сентября состоялось возложение цветов у памятника А. П. Чехова в Приморском парке. У бронзовой фигуры Антона Павловича собрались участники фестиваля «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» — организационный комитет фестиваля, почетный гость фестиваля — Лесь Танюк, члены жюри, актеры Днепропетровского академического театра русской драмы им. М. Горького. Торжественная группа, среди которой было так много знакомых лиц, устилала постамент цветами. Участники фестиваля, отдавая дань памяти Чехову, совершили еще одно маленькое чудо — прикоснуться к Чехову захотели и гуляющие рядом люди. А вечером всех удивил Национальный академический театр им. Я. Купалы: ждали академически-тяжеловесной трактовки «Вишневого сада», а получили «тонкий, звонкий и прозрачный» «С. В.» (режиссер — Павел Адамчиков) — истинно модерновый пластический спектакль без единого слова, но с богатейшей игрой театральных форм. Тем временем, в Севастополе, в Академическом русском драматическом театре имени А. Луначарского шел «Иванов» (режиссер — Григорий Лифанов) — действо сложное, психологически напряженное, заставляющее зрителя «работать» душой. И это — тоже в рамках фестиваля. Что приятно — географически и стилистически в довольно широких рамках. Чеховский фестиваль взял на себя еще и гуманитарные функции. 9 сентября состоялась встреча участников действа с учащимися гимназии им. А. П. Чехова. Встреча закончилась спектаклем. И надо сказать, свершилось еще одно маленькое культурное чудо: традиционные для школьных спектаклей смех, шепот и иллюминация из мобильных телефонов самоликвидировались через две минуты после начала представления. Орловский государственный академический театр им. И. Тургенева сыграл свой довольно непростой для юного зрителя спектакль по ранней пьесе Чехова «Лебединая песня» (режиссер — Борис Голубицкий) в тишине и сопереживании. В этот же день первый осенний дождь «осенил» открытие мемориального дома писателя «День Чеховского новоселья» (Белая дача, как когда-то театр, обновлена силами хороших людей и может вновь принимать гостей во всех комнатах). Красную ленточку, которую разрезал Вячеслав Юткин и Сергей Хирвонин окропил теплый дождь. А это значит — добрый путь всем, кто причастен к культурным чудесам в Ялте. Этот день закончился первым «не чеховским» спектаклем — Днепропетровский академический театр русской драмы им. М. Горького представил постановку по пьесе драматурга Александра Марданя «Лист ожидания» (режиссер — Александр Голубенко). И начинание это интересно — зачем ограничивать рамками креативное наполнение фестиваля, если цель у всех одна — наследование лучших традиций и возвращение их в Ялту. И магнетическое имя, легенда Чехова — тому замечательная путеводная звезда. Все это окончательно подтвердил Республиканский театр Белорусской драматургии со спектаклем «Женщины Бергмана» — пронзительной экзистенциальной драмой о потере Дара Божьего. А подытожил — Херсонский академический музыкально-драматический театр им. Н. Кулиша в постановке «Два сердца» (режиссер — Сергей Павлюк). Здесь — «звезда и смерть» великой актрисы, обязаны своим псевдонимом (во многом определившим её судьбу) чеховской героини — Фаине Раневской. 11 сентября фестиваль «итожит» культовый в истории Национального академического театра русской драмы им. Л. Украинки «Насмешливое моё счастье» — постановка Михаила Резниковича по «эпистолярной» пьесе Л. Малюгина. Итог для фестиваля — логичный и значимый. Во-первых: истинно художественный, полемикой в восприятии Чехова со спектаклем, открывшим фестиваль (напомним — это «Доктор Чехов» Марка Розовского). Во вторых: своей легендарностью (спектакль связан с именем Николая Рушковского, Вячеслава Езепова, Ады Роговцевой, Ларисы Кадочниковой и, конечно, великого стенографа Давида Боровского). В третьих — «Насмешливое мое счастье» было одно из первых спектаклей, сыгранных на обновлённой сцене театра. И вот теперь ему выпала роль «знаменателя» творческой жизни не только фестиваля «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА», но и новой жизни восстановленного театр в целом. Номинации 1. Орловский академический театр им. И Тургенева — «За сохранение традиций театрального бенефиса». 2. Татьяна Мархель — «Лучшая женская роль в современной пьесе» (за роль Ингрид в спектакле «Женщины Бергмана» Н. Рудковского Республиканского театра белорусской драматургии). 3. Национальный академический театр им. Я. Купалы в номинации «Оригинальность театрального языка современной чеховианы» (спектакль «С. В.» по А. Чехову, режиссер П. Адамчиков). 4. Дмитрий Ясеневич в номинации «Лучшая мужская роль» (за роль Купца в спектакле «С. В.» по А. Чехову, Национальный академический театр им. Я. Купалы). 5. Елена Галл-Савальська в номинации «Лучшая женская роль в современной пьесе» (за роль Фаины в спектакле «Два сердца» Херсонского академического украинского музыкально-драматического театра им. Н. Кулиша). 6. Андрей Александрович-Дочевский в номинации «Лучшая сценография» (спектакль «Дядя Ваня» Киевского академического Молодого театра). 7. Московский театр «У Никитских Ворот» в номинации «Спектакль-легенда» (спектакль «Доктор Чехов», режиссер Марк Розовский). 8. Днепропетровский академический театр русской драмы им. М. Горького в номинации «Зрительское признание» (спектакль «Лист ожидания», режиссер А. Голубенко). 9. Людмила Кара-Гяур в номинации «За значительный вклад в театральную культуру Украины» (актриса Севастопольского академического русского драматического театра им. А. Луначарского). 10. Римма Зюбина в номинации «Лучшая женская роль в чеховском спектакле» (за роль Сони в спектакле «Дядя Ваня» Киевского академического Молодого театра). 11. Севастопольский академический русский драматический театр им. А. Луначарского в номинации «Зрительские симпатии» (спектакль «Иванов», режиссер Г. Лифанов). 12. Национальный академический украинский драматический театр им. Заньковецкой в номинации «Лучший спектакль» — Гран-при Фестиваля (спектакль «Ионыч», режиссер А. Бабенко) Театр восстановлен. Восстановлен фестиваль. Восстановлена культурная «ниточка» к мировым театральным процессам. «Восстановлено» что-то очень важное в душах ялтинских зрителей, привыкающих к жизни с театром. Фестиваль проходил под патронатом ЗАО «Сбербанк». Принимал пансионат «Море». Официальные спонсоры фестиваля: «Внешэкономбанк», торговая марка «Фиолент», косметика нового поколения «Мирра-люкс», «Партия регионов», Акватория морских животных. Информационные партнеры Международного фестиваля «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА»: Телекомпании: Независимое телевидение Севастополя Журналы: «Театрал» (Москва, Россия), «Украинский театр», «Контрамарка», «Кино-театр» (Киев, Украина), «Крым. Недвижимость», «Афиша» (АР Крым). Газеты: «Новые известия» (Москва, Россия), «День», «Комсомольская правда в Украине», «Факты и комментарии», «События и люди» (Киев, Украина), «Большая Ялта», «Южная газета», «Ялтинские вести» (АР Крым). Интернет-портал «Новости Крыма» Члены жюри Международного фестиваля «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» Председатель жюри — Директор Национального центра театрального искусства им. Л. Курбаса, доктор искусствоведения, академик, номинант международной премии «Киото», кавалер ордена Княгини Ольги Корниенко Нелли Николаевна. Заместитель председателя жюри — Начальник управления академии искусств Украины, доктор искусствоведения, профессор, заслуженный деятель искусств Украины Клековкин Александр Юрьевич. Директор Санкт-Петербургского академического театра комедии им. Акимова Семенова Лилия Анатольевна. Председатель союза театральных деятелей Крыма, президент Крымского центра международного института театра Юнеско, заслуженный деятель искусств Украины Билялов Билял Шевкетович. Ректор Крымского университета культуры, искусств и туризма, член клуба ректоров Европы, заслуженный деятель искусств Украины Андронова Ирина Федоровна. Заведующая отделом института проблем современного искусства, доктор искусствоведения, профессор Национального университета театра, кино и телевидения Веселовская Анна Ивановна. Ведущий сотрудник института проблем современного искусства, кандидат искусствоведения, доцент Ермакова Наталья Петровна. Театральный критик, редактор журнала «Театрально-концертный Киев», медиа-директор Международного фестиваля моноспектаклей «Видлуння» Подлужная Алла Антоновна. Театральный критик, обозреватель журнала «Театрал» (Москва, Россия) Томская Анастасия Сергеевна. Почетные гости, участвовавшие в работе Международного фестиваля «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» Председатель СТД Украины, заслуженный деятель искусств Украины Танюк Лесь Степанович. Актер Санкт-Петербургского академического театра комедии им. Акимова, народный артист России, Светин Михаил Семенович.

Автор: Анна Хорошко