Музыкальный Театр

III Международный фестиваль театрального искусства «ТЕАТР.ЧЕХОВ.ЯЛТА» (11-18 сентября 2010 г.)

III Международный фестиваль театрального искусства «ТЕАТР.ЧЕХОВ.ЯЛТА». Видеофильм

III Международный фестиваль театрального искусства «ТЕАТР.ЧЕХОВ.ЯЛТА». Открытие фестиваля.

III Международный фестиваль театрального искусства «ТЕАТР.ЧЕХОВ.ЯЛТА». Спектакли театров-участников. 

III Международный фестиваль театрального искусства «ТЕАТР.ЧЕХОВ.ЯЛТА». Санкт-Петербургский малый драматический театр — Театр Европы. «Дядя Ваня» (вне конкурса).

III Международный фестиваль театрального искусства «ТЕАТР.ЧЕХОВ.ЯЛТА». Итоговая пресс-конференция. 

III Международный фестиваль театрального искусства «ТЕАТР.ЧЕХОВ.ЯЛТА». За кулисами. Фото

Новое очарование Ялты


Ялта — город чеховский, а потому, по определению, должна быть городом театральным. Постоянно действующий театр возник здесь в 80-е годы XIX века, здание его гибло при пожаре, было разрушено во время войны, но неизменно восстанавливалось — южный приморский город в театральной площадке нуждался. На ялтинских подмостках выступали знаменитые артисты России и Украины, среди которых Мария Заньковецкая, Вера Комиссаржевская, Федор Шаляпин, Сергей Рахманинов, Леонид Собинов, Иван Козловский, Александр Вертинский. В 1900 году Московский художественный театр показывал здесь свои спектакли, в том числе «Дядю Ваню» и премьерную «Чайку» — Антон Павлович был уже очень болен и не мог поехать в Москву, театр приезжает к своему гениальному автору, заодно подарив ялтинской публике гастроли, принятые с восторгом. В 1985-1995 годы в театре, уже носившем имя А. П. Чехова, ежегодно проходят известные фестивали искусств «Дни А. П. Чехова», сюда постоянно приезжает МХАТ, и ялтинская сцена помнит игру Иннокентия Смоктуновского, Евгения Евстигнеева, Олега Ефремова… Так что ялтинский театр — место намоленное, тем обиднее, что после расцвета он пережил долгие годы запустения. Новое возрождение Ялтинского театра им. А. П. Чехова случившееся после реставрации здания в 2008 году, — событие долгожданное для всех театралов. Сегодня ялтинский театр блестит как игрушка, оснащен современной техникой. Это место, которое зовет, притягивает, место, где находиться приятно, комфортно. Театр работает как гастрольная площадка, осуществляет ряд интересных проектов, а в бархатном сентябре третий год подряд проводит новый фестиваль: «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА», который год от года расширяет свою международную программу, притягивает все больше зрителей. Нынче фасад театра украсили флаги десяти стран-участниц: Украины, России, Азербайджана, Литвы, Молдовы, Израиля, Италии, Германии, Испании и даже Сингапура. Прежде чем рассказывать о программе фестиваля, не ради политеса, а ради благодарности, надо назвать имя человека, который взял на себя финансовую заботу о том, чтобы все это случилось — и здание вернулось к жизни, и фестиваль заработал. Это Александр Лебедев, известный российский бизнесмен, общественный деятель, меценат. Фестиваль поддерживает также городской ялтинский голова Алексей Боярчук. Директор театра, возглавляющий оргкомитет фестиваля, Николай Рудник, обладает неуемной энергией, он сумел привлечь к своему делу многочисленных друзей и спонсоров (официальный партнер «Энергобанк», генеральный спонсор — Проминвестбанк), которые взяли на себя не только решение глобальных проблем, но и сделали проживание участников и гостей фестиваля просто сказочным (пансионат «Море»). Никто не уехал без подарков, среди которых были традиционные крымские вина («Солнечная долина», «Вина мира») и совершенно оригинальные — мешочки с засушенными крымскими травами фирмы «Фиолет»: что может быть неуловимее и в то же время ощутимее для ассоциативной памяти, нежели запахи? Прибавьте экскурсии — конечно же, в Чеховский музей, но и в Дельфинарий, и морские прогулки. Потому что фестиваль — праздник. И для того, чтобы он состоялся, администраторы работали четко, слаженно, доброжелательно, были внимательны к деталям. Это же отличало работу международного жюри, в которое вошли театральные деятели Украины и России под председательством доктора искусствоведения Нелли Корниенко. Фестиваль открылся на улице перед театром феерическим шоу, в котором принимали участие и симфонический оркестр Крымской филармонии, и перформеры на ходулях, и театр огня. Флаг фестиваля подняли Екатерина Васильева, которую с Ялтой связывают давние и нежные, взаимно любовные отношения, и прекрасный украинский артист Богдан Бенюк. Программа фестиваля была очень разнообразной. Публике были представлены и комедии, и серьезные работы, и традиционные постановки, и необычные, экспериментальные. Словом, было что посмотреть. Киевский Национальный академический драматический театр им. И. Франко показал актерски добротную «Женитьбу» Н. В. Гоголя. Для нас, россиян, этот театр связан, прежде всего, с именем его руководителя, звездного актера Богдана Ступки. А вот «Женитьба» продемонстрировала высокий уровень актеров среднего возраста, зрелых мастеров, которые в России, к сожалению, малоизвестны. Интересно, профессионально оснащенно работают Алексей Богданович (Подколесин), Ирина Дорошенко (Агафья Тихоновна), замечательно смешны, изобретательно индивидуализированы женихи (Василий Мазур, Александр Логинов, Лесь Сердюк), а Богдан Бенюк (Кочкарев) восхищает сочетанием гротесковой яркости и органики. Режиссер Валентин Козьменко-Дэлиндэ, пожалуй, переборщил с «осовремениванием» классического текста и оживляжем-травестированием, эротическими моментами. Трудно понять, почему Подколесин так застенчив, если его (и не только его) отношения со свахой (Любовь Кубюк) носят весьма фамильярный характер и не сразу ясно, что это мечты. В довершение всего в финале почему-то вслед за Подколесиным и все остальные персонажи бойко выскакивают в окно. В результате логика пьесы нарушается. «Сволочная любовь» Русского драматического театра Литвы — еще одна сценическая версия популярного романа Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом» (автор инсценировки Марис Мацявичюс, режиссер Агнюс Янкявичюс). В спектакль введена фигура взрослого рассказчика, но есть и мальчик-герой, участник событий. Благодаря этому создается зазор между воспоминанием и реальностью, элемент отстранения, но сохранена и интонация детской непосредственности, которая подчеркивает жестокость, невозможность ситуации, а порой вызывает комический эффект. Возникает двойной взгляд на историю абсурдной, коверкающей душу ребенка любви бабушки. Герои сидят на табуретках лицом к залу. На экране воспроизводятся интерьеры квартиры, кадры из фильмов, карикатурно преувеличенное изображение мыши — видеоряд то подчеркнуто документальный, «реальный», то игровой, вступает в сложные отношения с автобиографическим рассказом. Сценки-воспоминания разыграны актерами в подчеркнуто условной, кукольной манере. Принципиально иначе существует бабушка Инги Машкариной. Она — носительница необузданной, разрушительной любви-собственничества, но и существо, живущее в поле беспрерывного страдания. В ее монологах — душа, надорванная чудовищными потерями, гибелью маленького сына во время эвакуации, страхами репрессий, несправедливостью мужского общества по отношению к женщине. В памяти выросшего ребенка, психика которого была изуродована любовью, несущего чувство вины, она осталась главным человеком его детства, единственной живой фигурой (даже любимая мама не может с ней в этом соперничать). Этот прием, призванный создать зазор между искусством и жизнью, срабатывает. Азербайджанский русский театр им. Самеда Вургуна выбрал для фестиваля откровенно кассовую пьесу М. Задорнова. Спектакль «Хочу купить мужа» — развлекательный, но худрук театра Александр Шаровский умудрился облагородить бесхитростный текст на тему «муж, жена, любовница» и поставил нежную лирическую комедию о любви. Это пример качественной, изобретательной режиссуры, которая не идет на поводу у грубых вкусов публики, а пользуясь ее тягой к банальности, ненавязчиво затевает серьезный разговор, причем остается в жанре, сохраняя легкость стиля. Замечательно точно работают в этом стиле легкой ироничной игры Наталья Шаровская, умная, элегантная, обладающая подлинным шармом прима театра, и Фуад Османов, сочетающий благородство героя и комедийный дар. Молоденькая Анаида Ростовская, пожалуй, слишком комиковала, но покорила обаянием «смешной девчонки» не только зрителей, но и жюри. Для меня стала открытием скромная постановка рассказа А. Каневского «Теза с нашего двора» (Театр Одесского разлива «Ланжерон», худрук Виталий Бондарев, он же исполнитель этого моноспектакля, режиссер-постановщик Галина Панибратец). Это психологически подробное повествование о простой жительнице Одессы, которая предстает по ходу рассказа духом, воплощением своего двора и своего легендарного города, своего одесского многонационального народа. Рассказ сменяется многочисленными перевоплощениями артиста в других персонажей, так что возникает ощущение, что он не один на сцене, а вывел за своей Тезой целую толпу симпатичных и не очень людей. Деликатный, мягкий, интеллигентный, Бондарев многолик и пластичен, ироничен и печален. Кишиневский Театр «На улице Роз» показал спектакль «Тройкасемеркатуз». Пьеса Николая Коляды весьма вольно и своеобразно трактует «Пиковую даму» А. С. Пушкина, а режиссер Юрий Хармелин и молодые артисты, на мой взгляд, запутались в ее лабиринтной символике, но, что, несомненно — это лабиринтная сценография Степана Зограбяна, яркие актерские работы В. Павленко — Германна-немца, на которого русские переложили свои исконно российские проблемы (а он и по-русски-то не говорит), и О. Софриной — юркой Графини, возомнившей, что она и вправду будет жить вечно. В спектакле особенно удалось абсурдное сочетание несочетаемого: например, гибкое тело, живой голос со странными модуляциями и изрытое морщинами лицо графини (молодая актриса играет в специально изготовленной маске). Необычен был спектакль Театра-студии Софии Москович (Израиль, Тель-Авив) «Бредовый пикник» по пьесам Эжена Ионеско и Фернандо Арабаля. София занимается со своими студентами биомеханикой Мейерхольда, и молодые артисты виртуозно владеют телом, создавая с помощью пластики изощренные смыслоформы. Гротесковый, клоунский мир войны-нелепицы, ставшей для персонажей обыденностью, вызывает хохот и ужас. И восхищение молодыми актерами и их мастером-режиссером. Кантонская опера «Интриги императорского двора Циндао» Сингапурского театра китайской оперы исполняется на… английском языке. Яркие костюмы, значительность символических жестов, неспешность, декоративность — все это на сцене южного крымского города произвело впечатление какого-то странного, экзотического оранжерейного цветка. В год 150-летия Антона Павловича, естественно, в программе фестиваля «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» были спектакли по его произведениям (и в том числе написанным в Ялте). Московский «Эрмитаж» показал одну из значительных чеховских премьер прошедшего сезона «Тайные записки тайного советника», созданную Михаилом Левитиным на основе «Скучной истории». Непростой спектакль, в котором великолепно солировал Михаил Филиппов, был воспринят «отдыхающей» публикой с огромным вниманием. «Дуэль для слабых созданий» (режиссер Владимир Салюк) — чеховские водевили, сыгранные артистами МХТ им. А. П. Чехова Екатериной Васильевой, Евгенией Добровольской, Евгением Киндиновым, Аристархом Ливановым и Михаилом Виноградовым, был воспринят на ура. Авангардный «Вишневый сад» Львовского театра «Воскресенье» в постановке Ярослава Федоришина, который объехал многие престижные фестивали, в том числе и российские, получив признание публики и критики, в Ялте был сыгран не в площадном (более известном), а в «комнатном» варианте. Фантасмагория с сюрреалистическими зрительными образами, на мой взгляд, разошлась с чеховским словом (площадной вариант играется почти без текста), но пленила Алла Федоришина — грезящая наяву Раневская, напоминающая подстреленную птицу. Мадридский Камерный театр им. А. П. Чехова, созданный и руководимый Анхелем Гутьересом, испанским ребенком, учившимся в ГИТИСе, режиссером, который предан Чехову всю свою жизнь, привез в Ялту спектакль «Невеста» — своеобразную трактовку чеховского рассказа, в которой главным героем становится не Надя (в исполнении Марии Росарио Муньос Гарридо — нежная, погруженная в мечты-воспоминания), а вечный студент Саша (Хосе Мария Колома Миро), данный ее, Надиными, восхищенными глазами. Спасающий девушку не только от скучного брака, но от праздной, бездеятельной жизни в омуте провинциального городка, этот темпераментный Саша в спектакле — настоящий герой, не ведающий сомнений и не имеющий недостатков. Подтексты Чехова театром убраны, персонажи из «плохих-хороших» стали однозначно хорошими, романтичными, но лирика, печаль остались, а «выпрямленные» чувства сделались более сильными и яркими. Кстати, эти же актеры играли Нину и Костю в «Чайке», которую испанский театр привозил год назад на «Мелиховскую весну». Еще одним открытием стала для меня «Чайка» Донецкого областного русского ТЮЗа, располагающегося в городе Макеевке (режиссер Олег Александров). Вроде бы хрестоматийно классические, традиционно реалистические сцены этого ансамблевого спектакля вдруг сменяются фантастическими картинами сгущенного предвидения: каждый из четырех главных героев наперебой с другими произносит слова пьесы Треплева, исполненной Ниной. Они будто бы снятся друг другу, встречаются в общем для них сне. Потому что судьба связала их навеки. Общая судьба русских художников, людей, которых угораздило родиться в России с талантом и умом. Этим же текстом, разложенным на четверых, и закончится спектакль, вечное, нелепое размышление о единой мировой душе. Рыженькая простушка Нина (Елена Сергутина) поначалу напоминает куклу, откровенно подражает изящной, изощренной красавице Аркадиной (Елена Кондрашкина), а потом и вправду начинает походить на нее (сходство зарифмовано костюмами). В финале же она — измученная, постигшая смерть, но готовая и дальше страдать, верная жизни. Крупный, полноватый Тригорин (Павел Бодров) поначалу апатичен, на сонном лице его утомленно-брезгливое выражение, и видно, как ему неприятен и окружающий его мир, и он сам в этом мире. Актер очень выразителен: вдруг его Тригорин будто бы вспоминает, что он известный писатель, и мгновенно приобретает важность, вальяжность. В сценах с Ниной в нем вспыхивает надежда на перемену участи, хищность охотника, в финале же, будто избавляясь от необходимости исполнять роли, он предстает живым, страдающим, обреченным. Высокий, нервный, мятущийся Треплев — Павел Пиотровский — в финале становится покоен — он уже словно бы умер. Главная тема перетекания и единства жизни и смерти создается и с помощью метафоричной сценографии Владимира Медведя — театрик, за которым деревянные неровные колонны усадьбы, овальные окна, напоминающие веера, канавка с водой у авансцены — финальные сцены построены на том, что герои, не замечая, ступают в нее, льют воду сквозь пальцы, Тригорин азартно вылавливает и равнодушно бросает на пол живую рыбу, Нина отпускает ее назад в воду, Шамраев, услышав выстрел, роняет чучело чайки, которое опять же соотносится зрителями с живой рыбой… В этом спектакле удивительно говорящие костюмы, точные детали, живые интонации, взаимоотношения молодых актеров (а почти все исполнители молоды) — известный текст прочитывается свежо, порой неожиданно, открывая (невозможно поверить) какие-то совсем новые оттенки смыслов. А завершился фестиваль достойно и впечатляюще — признанным спектаклем Малого драматического театра — Театра Европы «Дядя Ваня» в постановке Льва Додина. Что ж, фестиваль подарил участникам новые встречи и яркие впечатления, радость общения и напряженную работу ума. А чеховской Ялте добавил очарования — театрального. Автор: Александра Лаврова, «Страстной бульвар, 10»

В Крыму прошел фестиваль «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА»

В Крыму завершился третий международный театральный фестиваль «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА», в котором приняло участие пятнадцать театральных коллективов из десяти стран. Причем, четырнадцать из них стали его лауреатами. Без внимания осталась только академия Армата Бранкалеоне (Италия, г. Масса), которая представила зрителям мастер-класс «Репетируем Чехова» и в конкурсе, соответственно, не участвовала. Такой демократичный подход организаторов фестиваля объясняется тем, что в «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» участвовали достаточно разные по своему уровню, стилю и жанру театры. Например, мало у кого возникали сомнения, что «Хрустальный фронтон» в номинации «За виртуозное актерское мастерство» получит актер театра им. Ивана Франко Богдан Бенюк, который за свою роль в спектакле «Женитьба» уже был неоднократно отмечен. В частности, в прошлом году он стал обладателем «Киевской пекторали». Но, было бы несправедливым не отметить прекрасные работы актеров, которые еще не являются корифеями театральной сцены. Думаю, что по этой причине приз фестиваля в номинации «За сценическое мастерство и привлекательность» совершенно заслужено получил актер Театра Одесского разлива «Ланжерон» Виталий Бондарев, который представил вниманию гостей фестиваля спектакль «Теза нашого двора» по повести Александра Каневского. «Мы сознательно отошли от традиционных для фестиваля номинаций, вроде «лучший актер» или «лучший спектакль» потому что часто случается так, что работа того или иного театра в чем-то хороша, но подходящей номинации, чтобы ее отметить, нет. Поэтому, в отличие от многих других фестивалей, наше жюри постоянно проводило промежуточные обсуждения увиденных спектаклей и, соответственно, старалось выделить в увиденном то лучшее, что было и придумать название той номинации, в которой можно было бы наградить данный театр», — говорит председатель жюри фестиваля Нелли Корниенко. Жюри действительно не поскупилось на лестные эпитеты в адрес каждого театра, однако, по словам большинства его участников, настоящих откровений они все-таки не увидели. Правда, были труппы, которые их удивили своим оригинальным подходом или новизной. В первую очередь, эти слова были адресованы трем театрам — израильскому Софии Московой (обладатель «Хрустального фронтона» в номинации «За высокое педагогическое мастерство»), который активно развивает методику Мейерхольда, так называемую «биомеханику»; сингапурскому оперному театру («Хрустальный фронтон» в номинации «За популяризацию и модернизацию канонической национальной оперы») и Российскому драматическому театру Литвы («Хрустальный фронтон» в номинации «За пронзительное воплощение идей гуманизма и милосердия»). Немного странным оказалось то, что самый известный и титулованный из участвовавших в этом фестивале театров МХАТ получил приз не «за актерскую игру» или «актерский ансамбль» Екатерины Васильевой, Аристарха Ливанова или Евгения Киндинова, а «За развитие лучших традиций российской антрепризы», который был вручен продюсеру представленного ими спектакля Евгению Зайцеву. И, все-таки, не смотря на то, что организаторы фестиваля никого не обошли своим вниманием, два условных победителя на «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» все же были. Два «Хрустальных фронтона» в номинациях «За философскую версию темы одиночества» и «За глубокое понимание философии Чехова» получили представители московского театра «Эрмитаж» — режиссер Михаил Левитин и актер Михаил Филипов соответственно. Москвичи представили вниманию зрителей спектакль по «Скучной истории» и другим произведениям Чехова «Тайные записки тайного советника». Вторым фаворитом, в какой-то степени неожиданно, стал молдавский Государственный молодежный драматический театр «С улицы Роз», показавший мистическую драму по произведению Пушкина «Пиковая дама» «Тройкасемеркатуз». Они также стали обладателями двух призов. «Хрустальный фронтон» достался им в номинации «За новаторскую режиссуру спектакля» (реж. Юрий Хармелин). Вторую награду «За содействие развитию театрального искусства в Украине», им вручил официальный партнер фестиваля «Энергобанк», который уже во второй раз поддержал «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА». Это бронзовая статуэтка, стилизованная под театральный занавес, передающая атмосферу созидания, творческого поиска и чеховского театра выполнена по заказу банка современным модным автором Дмитрием Ивом, чьи работы находятся в коллекциях Патрисии Каас и Моники Белуччи, а также служат достопримечательностями европейских городов. Автор: Катерина Швалюк, ежедневная интернет-газета Yтро.ua

Творчество Чехова в интернациональной интерпретации

«ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» — так назывался форум, в котором приняли участие 15 театральных коллективов из Украины, России, Азербайджана, Молдовы, Литвы, Израиля, Италии, Германии, Испании и Сингапура. На сцене Ялтинского театра имени А. П. Чехова гости представили спектакли, посвященные творчеству Чехова, хотя, как говорят сами организаторы фестиваля, прямой привязки к творчеству писателя не было, ведь основная задача мероприятия — развитие фестивальных и театральных традиций, поддержка и расширение театральных связей и географии участников. Эксклюзивный титул «благородного идальго испанской и российской сцены» получил легендарный Анхель Гутьеррес за талантливое прочтение Чехова (спектакль «Невеста»). Имя этого режиссера хорошо известно в России. Он приехал туда восьмилетним мальчиком — в числе испанских детей, которых пытались уберечь от ужасов гражданской войны. Там он блестяще окончил ГИТИС, потом — Высшие курсы кинорежиссеров, где его учителями были Михаил Ромм и Юлий Райзман, а сокурсниками — Глеб Панфилов, Василий Ливанов, Александр Аскольдов. Поставил более 40 спектаклей в Таганрогском и ведущих московских театрах, сделал несколько фильмов для телевидения, снимался в кино. После картины Иосифа Хейфица «Салют, Мария!» его узнали и полюбили советские кинозрители. Анхель Гутьеррес вернулся в Испанию в середине 70-х. А в 1980-м создал в Мадриде свой театр — камерный имени Чехова. «Юношей я прочитал его, и это пронзило мне душу, — говорит режиссер. — Вот мое первое и не утраченное ощущение Чехова: ночь — темная, космическая, и человеческие крики, голоса, люди не слышат друг друга. Они объясняются в любви, жалуются, молят о помощи — ищут друг друга… До сих пор Чехов для меня — эталон драматурга, на чьем творчестве я буквально помешан». Еще один необычный приз фестиваля в номинации «За сценическое мастерство и привлекательность» получил актер Театра Одесского разлива «Ланжерон» Виталий Бондарев, который представил вниманию гостей фестиваля моноспектакль «Теза с нашего двора» по повести Александра Каневского в постановке Галины Панибратец. Актер полтора часа держал внимание зала, вызывая у зрителей то истерический хохот, то поток слез. Он не просто рассказывал, а показывал многочисленных обитателей одесского двора. Причем использовал при этом минимум средств. Вот на бельевой веревке, натянутой в одесском дворике, появляется красная лента — это Теза, смешная шляпа — неудачливый жених ее дочери, огромные красные рейтузы — ну, конечно, это «гроза двора» баба Маня. Удивительно, как актер объединяет зал, людей разных возрастов и мировоззрений общими переживаниями. Такая «узкая» тема, как эмиграция, вдруг становится понятной каждому. А еще этот спектакль о том, как не хватает добрых человеческих отношений, и о многих других проблемах, выходящих за рамки истории частной жизни отдельного двора. В другом документальном кадре (спектакль «Сволочная любовь», Российский драматический театр Литвы, «Хрустальный фронтон» в номинации «За пронзительное воплощение идей гуманизма и милосердия») точно зафиксировано ностальгическое детское состояние, когда, выходя во двор многоквартирного дома, всю свою послеобеденную жизнь ты должен режиссировать сам. Режиссер Агнюс Янкявичюс создал социально-активный спектакль по бестселлеру Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом». Он нащупал то, чего в театре сегодня особенно ждут, по чему скучают и чему аплодируют. Ссоры, проклятия, авторитарный семейный режим, разводы, изменяющие детское сознание, — темы, к которым режиссер прикоснулся осторожно, но зрители их уловили, буквально помогли им проявиться острее. Режиссеру было важно не рассказать историю, а сделать ее узнаваемой и пережитой, так что некоторые деликатные темы произведения не прозвучали. Авторы спектакля не старались расширить фабулу «Сволочной любви» автобиографическими фактами писателя Павла Санаева, на которые опирается его произведение: мама — актриса Елена Санаева, дедушка — народный артист Всеволод Санаев, отчим — писатель, актер и режиссер Ролан Быков. О прототипах действующих лиц спектакль умалчивает. Все концентрируется на драме творческой семьи: бабушка растит ребенка дочери, так как не может терпеть ее нового мужа — тоже художника. Создатели не поясняют, кто здесь прав, а кто нет. Им важно обнажить живой нерв «сволочной» любви. «Хрустальный фронтон» «За развитие лучших традиций российской антрепризы» был вручен продюсеру Евгению Зайцеву. Он собрал звездный состав актеров (Екатерина Васильева, Аристарх Ливанов, Евгений Киндинов, Евгения Добровольская), которые разыграют комедию по Чехову так, как это умеют делать только они, — тонко и со вкусом. Коронная реплика «Дуэли для слабых созданий» — «Все, что делается в мире, делается для женщин и из-за женщин» — определяет основную направленность сюжета. Сам спектакль соткан из знакомых каждому со школьной скамьи «чеховских мотивов» (произведения «Медведь», «Юбилей» и «Рассказ госпожи N»), собранных режиссером в единое целое. Израильский театр Софии Московой, которая активно развивает методику владения актером своим телом, стал обладателем «Хрустального фронтона» в номинации «За высокое педагогическое мастерство». Два «Хрустальных фронтона» в номинациях «За философскую версию темы одиночества» и «За глубокое понимание философии Чехова» получили представители московского театра «Эрмитаж» — режиссер Михаил Левитин и исполнитель главной роли в спектакле «Тайные записки тайного советника» по «Скучной истории» и другим произведениям Чехова актер Михаил Филиппов. А экзотическому, как для нашего зрителя Сингапурскому театру китайской оперы был вручен «Хрустальный фронтон» в номинации «За популяризацию и модернизацию канонической национальной оперы». А вот Молдавскому государственному молодежному драматическому театру «С улицы Роз», показавшему мистическую драму по произведению Пушкина «Пиковая дама» «Тройкасемеркатуз», помимо «Хрустального фронтона» в номинации «За новаторскую режиссуру спектакля» (режиссер Юрий Хармелин) был вручен специальный приз фестиваля «За содействие развитию театрального искусства в Украине», учрежденный официальным партнером фестиваля «Энергобанком». Это бронзовая статуэтка, стилизованная под театральный занавес, передающая атмосферу созидания, творческого поиска и чеховских театральных традиций. Она выполнена по заказу банка современным модным автором Дмитрием Ивом, чьи работы не только находятся в частных коллекциях (Патрисии Каас и Моники Белуччи), а также являются достопримечательностями европейских городов. Основываясь на сюжете «Пиковой дамы» Пушкина, драматург Николай Коляда и режиссер Юрий Хармелин расставляют в этой истории новые неожиданные акценты. Как в кривом мистическом зеркале, мы видим себя в героях этого спектакля. Все они говорят о Родине то же и так же, как многие наши современные патриоты; страстная любовь Лизы диктуется холодным расчетом; а старая графиня — с прекрасным чувством юмора — жестко отстаивает свое право на жизнь. На фоне всех героев пьесы только судьба Германа достойна сожаления… Спектакль заставляет задуматься об истинном и ложном патриотизме, мистические сцены помогают точно передать авторскую мысль. Зрителю предлагается прочувствовать гротесковый характер действия, происходящего на сцене, понять сценографию спектакля, вызывающую множество ассоциаций. Поэтому спектакль понятен и зрителю, имеющему глубокую культурологическую базу, и тому, кто, возможно, впервые эту историю слышит. Автор: Ирина АЛЕЙНИКОВА, «Киевский телеграф»

Русский драмтеатр из Баку получил специальный приз фестиваля «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА»

Русский драматический театр имени Самеда Вургуна принял участие в третьем Международном театральном фестивале «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА», который состоялся в Ялте с 11 по 18 сентября этого года и был удостоен премии. Главный режиссер театра, народный артист Азербайджана Александр Шаровский, по возращению поделился своими впечатлениями с Новости-Азербайджан: — Расскажите немного о театре, в котором проходил фестиваль. — Любители творчества Чехова знают, что он в последние годы своей несчастной жизни провел в Ялте. У Чехова была тяжелая форма туберкулеза, и все знали, что ему нельзя было выезжать в Москву, и приезжали к нему в Ялту. В те времена там был театр, на сцене которого выступал Шаляпин, а в зале сидел сам Чехов. Но в 90-е годы театр стал разрушаться и пришел в полную негодность. Но благодаря меценату Александра Лебедева здание театра на набережной Ялты получило новую жизнь. С каждым годом фестиваль набирает силы, приобретает авторитет, если на первом фестивале в 2008 году участвовало около трех театров, на втором – пять, то в этом году в нем приняли участие театры из 10 стран: Украины, Италии, России, Литвы, Азербайджана, Молдавии, Сингапура, Германии, Израиля, Испании. — Участвовал ли ваш театр в фестивале в предыдущие годы? — Русская драма не участвовала в предыдущих фестивалях, хотя мы и получали приглашения. Но в этом году, наконец-то, у нас выдалась такая возможность благодаря финансовой поддержке со стороны Министерства культуры и туризма. Остальным же обеспечили организаторы. Среди прочих радостей и спектаклей у трупы была и насыщенная культурная программа, посещение дельфинария, где наши актрисы плавали на дельфинах. — Расскажите немного о программе фестиваля. — На фестивале была весьма разнообразна и интересная афиша. Открыл Фестиваль Национальный академический драматический театр имени Ивана Франко (Украина). Со спектаклем «Чайка» выступил Донецкий театр юного зрителя, Львовский театр показал «Вишневый сад», Русский драматический театр Литвы показал спектакль по повести Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом». Мадридский камерный театр им. А.П. Чехова (Испания) выступил со спектаклем «Невеста». Это студийный коллектив, который организовал режиссер Анхель Гутьерес, первую часть жизни проживший в Советском Союзе, а затем улетевший в Испанию, где и создал театр. Актеры в нем играют Чехова на испанском. Также приехал театр-студия Софии Москович из Израиля со спектаклем «Бредовый пикник». Среди этих коллективов был абсолютно необычный коллектив — Сингапурский театр китайской оперы «Интриги императорского двора Циндао». Есть такое понятие как кантонская опера — направление китайского оперного искусства с древними корнями. Интересно то, что самому молодому актеру этого театра 63 года, и это не случайно. Актер, который приходит в 15 лет в этот театр, играет отведенную ему роль до конца жизни. Грим, определенное положение пальцев рук, движения никогда не меняются. Они выступили 15 сентября, а наш спектакль «Хочу купить мужа» мы представили 16 сентября. На фестивале было очень солидное жюри, которое возглавляла директор Национального центра театрального искусства, народная артистка России, академик Зинаида Кириенко. Она отметила, что «Азербайджанский театр из Баку показал нам, что фестивальную афишу надо разнообразить». Действительно, публика наполнила весь зал, такого приема мало какой из спектаклей имел. Мы прошли на ура, получили две благодарности от одного из организаторов фестиваля. Также получили специальный приз фестиваля, который был вручен нашей молодой актрисе Анаиде Ростовской за яркое воплощение героини в постановке по Задорнову. После награждения на банкет пришли все переодетые, а вот китайская группа пришла в тех же костюмах и с гримом, в которых они играли в спектакле. Это несколько напоминало фильм Феллини. В таком приподнятом настроении были до утра, затем поехали в Баку через Стамбул. Автор: Новости-Азербайджан, агентство международной информации.

«Это самая внятная «Чайка» последних лет!»

С 1 по 18 сентября Донецкий областной русский ТЮЗ участвовал в международном фестивале театрального искусства «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА». «Чайка», которую показывали артисты, очень впечатлила московских театральных критиков. Обо всем этом рассказал директор Донецкого областного русского ТЮЗа Владислава Слухаенко. — На фестивале были представлены театры 10 стран. Среди них Национальный академический драматический театр им. Ивана Франко, Академия Армата Бранклеоне (Италия), Львовский духовный театр «Воскресенье», театр-студия Софии Москович (Израиль), Сингапурский театр китайской оперы, Театр университета Людовига-Максимилиана (Германия)… Было заявлено, что Москву представят на конкурсе три театра, но де-факто их было два. Антреприза с участием звезд московского художественного театра им. А.П. Чехова — Екатерины Васильевой, Аристарха Ливанова, Евгения Киндинова — это все-таки уже «высшая лига», конкурсно их никто и не собирался оценивать. Спектакль «Дуэль для слабых созданий» стал красивым завершающим аккордом фестиваля. — Много известных макеевчан сегодня у руля Крыма. Кто из земляков приехал поприветствовать вас? — Добрые пожелания от Премьер-министра Крыма, почетного гражданина Макеевки Василия Джарты передал Вице-премьер Автономной республики, тоже макеевчанин Георгий Псарев. — Как работалось артистам, когда кругом такие именитые гости? Ведь многие о макеевском ТЮЗе до встречи в Ялте и не слышали даже. — На фестиваль действительно съехались ведущие коллективы. Сказать честно, мы, дебютанты, на первый взгляд выбивались из общей концепции. К тому же в театральном мире бытует определенный субъективный стереотип. Мол, театр юного зрителя — это почти театр, вторая лига. Но все решает, как всегда, спектакль. Мы выступили достаточно удачно, «Чайку» публика приняла тепло. Директор Ялтинского театра Николай Рудник после спектакля даже со сцены пригласил нас на полноценные гастроли. Такая реакция коллег — уже сама по себе приятная оценка того, что мы делаем. Работа запомнилась, на сайте театра появились отзывы зрителей. Можно сказать, мы совершили некий прорыв в головах украинской творческой элиты. — Наверняка непросто в такой сильной компании работалось и команде жюри… — По итогам фестиваля велись серьезные споры, критики впервые кардинально разошлись во мнениях. Они не пришли к единому решению и фестивальное гран-при в этом году не досталось никому. Дипломы вручали по номинациям. Качество нашей работы, как ни странно, высоко оценили не киевские, а московские критики. Отзывались очень тепло о труппе. Отметили хорошо поставленную речь наших артистов, что каждый из них в спектакле на своем месте. — Что вы привезли домой кроме уважения и признания коллег? — Мы получили специальный приз фестиваля — Хрустальный Фронтон и диплом за лучшую режиссуру. Лично я считаю, это одна из наиболее престижных номинаций в театральном мире. Еще нам вручили благодарности Ялтинского городского головы Сергея Брайко и Народного депутата Украины, руководителя городской организации Партии Регионов Алексея Боярчука. — Словом, поездка удалась… — Во всех отношениях. Артистам было в новинку участвовать в фестивале такого уровня. А чего стоит само место проведения! Театр им. А. П. Чехова в Ялте — уникальный, там все дышит историей. Театру больше 100 лет, на его сцене впервые МХАТовская труппа играла «Чайку» вне своих стен. Коллектив приехал сюда специально, чтобы дать премьерный спектакль для Антона Павловича Чехова, который в это время находился в Ялте. Символично, что через столько лет мы тоже привезли сюда «Чайку». Артисты работали на таком эмоциональном подъеме, что заслуженная артистка Алла Ульянова, накануне подвернувшая ногу, уже в Макеевке узнала, что, оказывается, работала с поломанной ногой. Ялтинский театр не имеет своей труппы, это чисто гастрольный проект. Его не так давно восстановили, сохранив исторический облик, творческую ауру, поставили на высший уровень сцену, свет, звук. Там очень любят выступать артисты. В фойе театра — целая галерея фотографий знаменитостей с пожеланиями. Мне запомнилось написанное Михаилом Козаковым: «Большая честь играть на сцене театра имени Чехова!». Теперь вот и Донецкий областной русский ТЮЗ тоже удостоен такой чести. Автор: Ольга ЗАЙЦЕВА, газета «Вечерняя Макеевка»

О сухом академизме и демократичности

За три года существования фестиваля о нем узнали во многих странах мира, а география его участников значительно расширилась. Появились поклонники фестиваля, которые специально приезжают на Крымское побережье именно в «бархатный сезон», чтобы не только отдохнуть, позагорать и покупаться в море, но и познакомиться с театральными новинками и тенденциями современного искусства. В этом году на сцене Ялтинского театра выступят известные коллективы из Украины, России, Азербайджана, Германии, Молдовы, Литвы, Израиля, Италии, Испании и Сингапура. Откроют форум киевляне — Театр им. И. Франко представит спектакль «Женитьба» Гоголя (режиссер Валентин Козьменко-Делинде, в главных ролях выступят: Алексей Богданович, Богдан Бенюк, Ирина Дорошенко, Василий Мазур и др.). А закроют фестиваль москвичи комедией «Дуэль для слабых созданий», в основу которой легли рассказы Антона Чехова. В этом спектакле зрители увидят звезд МХАТ: Аристарха Ливанова, Екатерину Васильеву, Евгения Киндинова и др. О программе фестиваля, его «изюминках», зарождении традиций и перспективах «Дню» рассказал директор Ялтинского театра имени А. П. Чехова Николай РУДНИК. — Открывая первый фестиваль, вы назвали ялтинскую сцену «выставочным залом лучших театральных образцов». Расскажите, как формировалась нынешняя программа, кто входил в состав экспертов, отбиравших спектакли и коллективы участников? — Нас радует, что фестиваль не просто прописался в Ялте, но постепенно набирает обороты. Задача стояла показать широкий аспект, в котором ныне работают коллективы, их творческие поиски и находки, представить разные сценические школы, национальные культуры. Зрители смогут познакомиться не только с ведущими театрами Украины и России, но также далекого Сингапура. Ждем в гости артистов из Молдавии, Азербайджана, Литвы, Израиля, Испании, Италии и Германии. — Николай Семенович, судя по программе, вы решили объединить высокое искусство и коммерцию. С одной стороны, экзотика — китайская опера «Интриги императорского двора Циндао» (Сингапур), а с другой — незатейливая комедия Задорнова «Хочу купить мужа» (Азербайджан), студенческий эксперимент спектакль «Эмигранты» (Германия — Украина) и чеховская «Невеста» (Испания). Свою задачу видите в том, чтобы привлечь как можно больше зрителей или цель, все-таки, порадовать театральных гурманов? —Мы не позиционируем себя как академический и эстетский фестиваль, когда съезжаются театроведы и «по косточкам» разбирают увиденное на сцене. Мы хотим подарить участникам, гостям и публике яркий праздник под названием «театр». Наш форум достаточно демократичен, а сама аура Ялты, солнца и моря неразрывна с улыбкой, хорошим настроением и радостью. Мы не назвали наш фестиваль конкурсом, а у вас форум — фиеста, т.е. праздник. Поэтому программа составлена па разные вкусы зрителей. Уверен, что вызовет резонанс «Вишневый сад» Львовского духовного театра «Воскресенье», «Невеста» Мадридского камерного театра им. А. П. Чехова, любопытно будет познакомиться нашей публике с кантонской (китайской) оперой, которая причислена ЮНЕСКО к мировому культурному наследию. Второй год подряд мы приглашаем Государственный молодежный драматический театр «С улицы Роз» из Молдавии. В прошлом году награды фестиваля получили: актриса Ольга Софрикова за исполнение роли Эдит Пнаф в спектакле «Падам..,, Падам…», а Юрий Хармелин за поддержку высокой этики в театре. В этот раз коллектив представит постановку «Тройкасемеркатуз» (Пушкинский сюжет «Пиковой дамы» драматург Николай Коляда пересказывает по-новому). Молдавские артисты стали нашими друзьями, поэтому мы сделали исключение, повторно пригласили на форум, так сказать, лоббируем этот самобытный театр. Я уверен, что зрители высоко оценят их творчество. Что касается спектакля «Хочу купить мужа», то нам показалось интересным как пьесу современного русского писателя (Михаила Задорнова) интерпретируют артисты Азербайджана (Русский драмтеатр им. Самеда Вургуна). Каждый коллектив привезет на фестиваль свои лучшие постановки и в этом убедятся те, кто будет приходить на спектакли. Назвать наш фестиваль коммерческим я не могу, т.к. его приходится дотировать (за счет продажи билетов мы не можем оплатить гонорары артистам, их проживание и питание, а поэтому обратились к спонсорам). Самый дорогой билет — 150 грн., а затраты по организации фестиваля очень большие. — Кто ваши главные зрители: ялтинцы или отдыхающие и туристы? — Просто публика, которая любит театр и неважно: это коренной крымчанин или приезжий. По статистике, лишь 4% людей ходят в театр и интересуются сценическим искусством. — А у нас, в Киеве, ныне театральный бум наблюдается… — Киев — столица, и там жизнь бурлит, по если подсчитать, что в городе живет шесть миллионов жителей, то лишь 240 тысяч регулярно ходят в театр — это те же — 4%. Я считаю, что нельзя сравнивать кипучую театрально-концертную жизнь столицы и города-курорта. Киев — как крупный мегаполис, все «пережует» — рынок огромный У нас есть своя специфика, и хорошо, что наш город имеет Ялтинский театр, отремонтированный по последнему слову техники (огромное спасибо бизнесмену Александру Лебедеву, что помог фактически из руин поднять театр, здание которого 10 лет не ремонтировалось и не функционировало). Наша публика разная, но, в большей степени, со средним достатком. Хотя ныне в Ялте живет немало обеспеченных людей, обладателей роскошных особняков, но если у человека нет тяги к театру, то он на спектакль не пойдет (и тут вопрос не в деньгах). С началом регулярной работы театра у нас создается некое электоральное поле, появились постоянные зрители, но они не на все ходят, а выбирают то, что им интересно, и наша задача составить репертуар так, что заинтриговать публику (как местных жителей, так и приезжих), а один из методов — разнообразная фестивальная программа. Театры-участники не соревнуются, а общаются, знакомятся друг с другом, и обсуждение спектаклей у нас проходят неформально. — По итогам второго фестиваля, председатель жюри Нелли Корниенко сказала, что высокая плавка, поднятая па первом фестивале, в 2009 году не была взята, критикуя разношерстную программу и случайные коллективы, представленные на Ялтинском форуме. Какие уроки над ошибками вы сделали? — Я очень уважаю Нелли Николаевну как искусствоведа и театроведа, но согласиться с ее мнением, что наш фестиваль был слабым — не могу. У Корниенко — одно мнение, а у ее коллег по судейской бригаде — другое. Мы не ставили перед собой задачи эстетствовать, и, повторюсь, что у нас не конкурс, а фестиваль, принять участие, в котором приглашаем коллективы из разных стран, и они не соревнуются, кто лучше, а знакомят жюри и публику с резонансными постановками. Для нас важно создать теплую, дружескую атмосферу, подготовить для гостей развлекательную программу, экскурсии. Мы не сухой, академический конкурс, а яркий, международный фестиваль, на котором публика имеет возможность познакомиться с искусством разных стран и регионов Украины. Так, в этом году восток нашей страны представит Донецкий областной русский театра юного зрителя (Макеевка), центральную часть — Театр им. И. Франко (Киев), запад — Духовный театр «Воскресенье» (Львов), юг — Театр Одесского разлива «Ланжерон». В нашей афише заявлены и известные российские коллективы — Московский театр «Эрмитаж» покажет «Тайные записки тайного советника» (в главной роли выступит Михаил Филиппов), продюсерская компания «Аметист» спектакль «Дуэль для слабых созданий», в котором играют звезды Московского художественного театра, а Санкт-Петербургский драматический театр «Остров» представит постановку «Как солнце в вечерний час…» (в его основу положена переписка Книппер и Чехова). — В «Год Чехова» в вашей афише представлено семь спектаклей, поставленных по произведениям классика и об Антоне Павловиче. Может быть, стоило в юбилей писателя весь фестиваль «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» посвятить творчеству писателя? — Мы не замыкаемся только наследием Антона Павловича. Нас радует, что Чехов является популярным драматургом, его произведения не устаревают, и разные режиссеры по-своему пытаются разгадать его творчество. Если какой-то театр предлагает чеховскую постановку, то мы «за», но не ставим жестких условий — только спектакли из наследия классика. Так, Академия Армата Бранкалеоне (Италия, г. Масса) проведет мастер-класс «Репетируем Чехова». Нас заинтересовали мадридцы: как испанцы поставили «Невесту»? Чехов проходит у нас на форуме «красной питью», но это не обязательная программа, я мы хотим показать постановки и других авторов, выполненных в современной оригинальной манере. Поэтому очень обрадовались, что желание выступить на Ялтинской сцене изъявили коллективы из Италии, Германии, Израиля, Сингапура, Литвы, Молдавии и т.д. Международный фестиваль театрального искусства «Театр. Чехов Ялта-2010» — это современный парад театров, яркие гала-представления, творческие встречи и дискуссии с известными актерами, деятелями театрального искусства, критиками — авторские творческие мастерские, пресс-конференции, мастер-классы оригинальных современных методик актерского мастерства, а в финале пройдет, ставший уже традиционным, театральный капустник, — Три года — срок небольшой, но фестивальный дом вы уже сумели построить. Что удалось осуществить, а что пока только в мечтах? — Нам удалось объединить профессиональные театры из стран ближнего и дальнего зарубежья в международное театральное содружество, расширить географию фестиваля, а также привлечь внимание международной театральной общественности к Украине и это, безусловно, вносит вклад в укрепление интеллектуального имиджа Украины и Крыма, как центра культуры и искусств. Но есть и проблема. Мы разослали письма всем самым богатым людям Украины, с предложением о сотрудничестве, но ни один из них не изъявил желания стать спонсором или меценатом фестиваля. Современных Морозовых, Ханенко и Терещенко что-то не видно. Нас очень поддерживают российский бизнесмен, а для нас уважаемый меценат Александр Лебедев, и «полпред» в Украине Вячеслав Юткин. И мы дорожим их вниманием, опекой и действенной помощью. Благодаря этой финансовой поддержке Ялтинский форум не просто живет, а может себе позволить приглашать ведущие театральные коллективы, звезд сцены и киноэкрана, театроведов, драматургов, представителей политических и общественных организации. Фестиваль завершится 18 сентября, о 20 сентября на нашей сцене выступит Санкт-Петербургский малый драматический театр («Театр Европы»), который покажет «Дядю Ваню» в постановке Льва Додина, a это значит, что форум «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» не поставил точку, а многоточие. Автор: Татьяна ПОЛИЩУК, «День»

«ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» — 3

Международный театральный фестиваль «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА», в третий раз проходил в Ялтинском театре имени А. П. Чехова в сентябре 2010г. Придумать и осуществить столь грандиозный театральный проект в Крыму, в Ялте, в городе курортном и пока еще не очень театральном, стало возможным благодаря тому, что театр и фестиваль работают под патронатом мецената Александра Лебедева. Именно благодаря усилиям и финансовой поддержке А. Е. Лебедева был восстановлен и явлен во всем блеске сам театр, здание, в стенах которого выступали актеры МХТ, пел Шаляпин, а в зрительном зале сидел сам Антон Павлович Чехов. В начале 90-х годов прошлого века помещение театра пришло в упадок, находилось в аварийном состоянии несколько лет. Финансовая поддержка А. Е. Лебедева дала возможность не только открыть прекрасное здание и оборудовать его современной сценической аппаратурой, но и вдохнуть в него жизнь, привлечь незаурядные творческие силы и прежде всего России и Украины. Директор театра и главный организатор фестиваля — Николай Семенович Рудник, человек небывалой энергии, фонтанирующий идеями, творческий и неуспокоенный. Он с блеском осуществляет идею возрождения Ялты как культурной столицы Крыма. Итак, как всегда, все решают личности, для которых возрождение культуры и духовности на постсоветском пространстве, сохранение богатого творческого наследия россиян и украинцев не пустой звук. Александр Евгеньевич Лебедев продолжает лучшие традиции российского меценатства, и его имя встанет в один ряд с такими мощными фигурами предпринимателей и радетелей культуры, как Третьяковы, Бахрушины, Савва Морозов и многие другие. А у Н. С. Рудника поистине дягилевский размах. Планы у него грандиозные, и он последовательно осуществляет их, делая фестиваль год от года значительней, интересней. У фестиваля есть настоящие друзья и покровители — такие как Народный депутат Украины, председатель городской организации Партии регионов Алексей Боярчук, при поддержке которого проходит фестиваль. Генеральный спонсор фестиваля Проминвестбанк и его руководитель Виктор Башкиров. И многие другие фирмы, которые готовили подарки для участников фестиваля и обеспечивали им комфортные условия пребывания в Ялте — пансионат «МОРЕ», «Солнечная долина», «Вина мира», фирма Фиолет, Дельфинарий, Ялта-порт, Юниор Стар. Итак, Ялта, 2010 год, III Международный фестиваль «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА». Восемь насыщенных художественными впечатлениями дней, калейдоскоп спектаклей. Обсуждения, пресс-конференции, мастер-классы, дружеское общение, обмен адресами и идеями. Было показано четырнадцать спектаклей, которые отбирались по одному принципу — было бы интересно и художественно значительно. Время показало, что это — верная политика. Расширилась география фестиваля. В 2008 году было представлено три страны, в 2009 — восемь, в 2010 — коллективы из десяти (!) стран, среди которых Украина (Киев, Донецк, Львов, Одесса), Россия (Москва и Санкт-Петербург), Молдова, Азербайджан, Литва, Израиль, Германия, Испания, Италия, Сингапура. Перефразируя известное выражение можно сказать — все спектакли хороши, кроме скучных. Таких и не было в афише фестиваля. Конечно, в городе, навсегда связанном с именем Чехова, городе, где были написаны многие его известные произведения, в юбилейный 2010 Чеховский год (150-летие со дня рождения писателя ) в репертуаре фестиваля появились такие про-изведения Чехова, как «Чайка», «Вишневый сад», водевили, рассказ «Невеста», и «Скучная история». А завершался фестиваль внеконкурсным показом блестящего спектакля Льва Додина — Малый драматический театр — театр Европы из Санкт-Петербурга — «Дядя Ваня». И традиционно участники фестиваля возложили цветы к памятнику А. П. Чехова, посетили Дом — музей А. П. Чехова, Белую дачу. Спектакли оценивались компетентным представительным жюри, в которое вошли специалисты из Киева, Одессы, Симферополя, Москвы: председатель Союза театральных деятелей Украины Лесь Танюк, известный украинский драматург Александр Мардань, поэт, драматург Юрий Рыбчинский, главный редактор киевского журнала «Кино-театр» Лариса Брюховецкая, профессор Венского международного университета Ирина Андронова, театральный критик из России Валентина Федорова. Возглавила жюри Нелли Корниенко, доктор искусствоведения, председатель национального театрального центра имени Леся Курбаса. Можно с уверенностью сказать — праздник театрального искусства состоялся, вовлек в свою орбиту, как ялтинцев, так и многочисленных гостей этого приветливого южного города. Самые разные стили, жанры, актерские школы были представлены на фестивале, лишний раз, убеждая, что театр нужен, театр жив, театр вбирает в себя новейшие художественные течения и открытия и бережет традиции исполнительского искусства национальных школ. А, главное, театр чутко откликается на запросы публики и служит делу сохранения гуманистических идеалов. Уже феерическое открытие, которое прошло перед зданием театра, задало определенный тон фестивалю. Классическое искусство сочеталось с яркими выступлениями коллектива, показавшего огненное шоу с элементами цирка. Флаг фестиваля поднимали народная артистка России Екатерина Васильева и народный артист Украины Богдан Бенюк. Директор театра, главный организатор фестиваля Н. С. Рудник точно и грамотно построил программу выступлений. Открывался фестиваль спектаклем «Женитьба» по пьесе Н. В. Гоголя в исполнении артистов Национального академического драматического театра им. Ивана Франко. Можно спорить с концепцией режиссера (В. Кузьменко-Дэлиндэ), с трактовкой им ряда образов, но нельзя не восхититься мастерством украинских актеров. И первым среди равных, несомненно, был Богдан Бенюк, исполнитель роли свата и «черта» Кочкарева. Быстрый, по-детски обидчивый, предприимчивый, наивный и хитрый, с упоением предающейся игре — со свахой, с Подколесиным (А. Богданович). Интересны и выразительны образы женихов — Яичницы (В. Мазур), матроса Жевакина (Л. Сердюк). Убедительна дебелая и неюная Агафья Тихоновна (Н. Дорошенко). Однако желание режиссера не просто прочитать автора, а поставить спектакль «концептуальный» приводит к откровенным ляпам. Вызывает недоумение сваха (Л. Кубюк), больше похожая на панельную девку. Она является расхристанная и простоволосая, по-хозяйски ложится рядом с Подколесиным на диван, а тот начинает ей нежно массировать натруженные ступни. И к чему эти режиссерские вольности? Жаль актрису, попавшую в весьма двусмысленное положение. Забавен слуга, азартный, органичный молодой Д. Ступка, но не очень понятны его действия с переодеваниями. Ну а когда все персонажи, валом повалили из окна, вопросам и недоумениям не было числа. Когда висит ружье и один раз стреляет — это свидетельствует о мастерстве автора. А когда ружье палит беспрерывно — это не просто театр, а театр абсурда. Но спектакль двигался живо, гоголевский текст, как всегда восхищал, а знакомство с замечательными киевскими актерами стало настоящим подарком ялтинцам и гостям города. Открытием фестиваля стал спектакль «Чайка» Донецкого областного русского ТЮЗа (г. Макеевка). Стройная концепция, продуманность взаимоотношений персонажей, неожиданные решения привычных сцен, реплик, тонкая игра актеров рождали зрелище по-настоящему захватывающее (режиссер Олег Александров). На сцене был выстроен театрик, тот самый, где прошло первое и единственное представление треплевской пьесы (сценография В. Медведя). И этот театрик остался на сцене, на фоне его занавеса была разыграна история о любви и смерти, о вере и отчаянии, о вечном поиске смысла жизни и своего места на земле. Тема мучительного обретения себя, осознания своего жизненного предназначения стала лейтмотивом спектакля. Это подчеркивалось несколько раз повторенным, почти кинематографическим приемом, когда все персонажи, то есть четверо главных участников этой истории — Нина (Е. Сергутина), Треплев (П. Пиотровский), Тригорин (П. Бодров) и Аркадина (Е. Кондрашкина) — не повторяли слова знаменитого монолога, когда-то прочитанного Ниной — Люди, львы, орлы, куропатки… И становится ясно, что именно тот вечер навсегда изменил судьбы героев. И в тоске по прежней беззаботной жизни, где чувства были ясные, как цветы, все снова повторяют… люди, львы… Исполнение роли Нины и талант исполнительницы мало что определяют в судьбе этот загадочной пьесы. Ведь в провальной «Чайке» в Александринке (1896г.) роль Нины играла легендарная Комиссаржевская. В этом спектакле Нина выходит смешной рыжей девчонкой. Наивной, восторженной. Она неумело и старательно машет руками, но почему-то сжимается сердце, когда смотришь на ее движения, имитирующие взмахи крыльев. Но взрослея, она на глазах меняется. Отмахиваясь от Костиных притязаний, она льнет к Тригорину, наивно, по-девчоночьи пытается соблазнять его, прельстившись и самим статным мужчиной и его славой. Вальяжный Тригорин деликатно в первых сценах отодвигается от Нины, не желая воспользоваться неопытностью деревенской девочки. В последнем акте зрители видят уже не девочку, а женщину с изломанной судьбой. Изменились интонации, и даже выражение лица, стало суше и жестче речь. Усталость и отчаянье слышатся в ее репликах и откровениях. Замечательна Аркадина, яркая, моложавая. Как точно выстраивают режиссер с актрисой рассказ о перипетиях женской судьбы. Подтянутая, кокетливая и вроде уверенная в себе, она как натянутая струна, потому что время неумолимо, и осталось ей не так уж много времени триумфов на сцене и в жизни. Вот она выглядывает из-за колонны — подслушивает разговор Нины и Тригорина, вот обольщает любимого писателя особенными отрепетированными интонациями. В финале Тригорин, высокий и импозантный, появляется в длинном плаще, и от этого кажется просто огромным, словно вставшим на ходули. Он где-то там, в другом измерении, и что ему мелкие житейские неудачи и чучело какой-то чайки. Он что-то высматривает в озерце (на сцене — вода — река, ручеек). Вдруг Тригорин хищно бросается в эту «реку» и руками, грубо, вытаскивает живую рыбу, которая бьется в его ладонях. Предельный натурализм. Но как точно, какая яркая метафора. Пришел человек и от нечего делать погубил живое существо. Дорогого стоит не бездумное осовременивание, а умение найти новые интонации и смыслы в знакомых репликах. Неудобно, мама огорчится,— говорит Костя, уходя в финале. Всегда эта реплика относилась к присутствию на сцене Нины, которую Аркадина ревнует к Тригорину. А в этот раз сын имеет в виду огорчение матери, которая сейчас узнает о его гибели. Как тонко, пронзительно, как ново. И таких откровений немало в этом цельном, простом и выразительном спектакле. Спектакль Молдавского молодежного театра «С улицы Роз» из Кишинева был поставлен по пьесе Коляды «Тройкасемеркатуз» — вольному изложению «Пиковой дамы» Пушкина. Яркая индивидуальность автора рождает необычную трактовку хрестоматийно известной повести. Режиссер Ю. Хармелин выбрал пьесу, где прозрачная ясность пушкинского сюжета наполняется страстями, фобиями, метаниями человека. Спектакль отличает графическая четкость мизансцен, которая поддержана перемещением подвижных ширм, цветовым противопоставлением костюмов персонажей. Кроткая Лиза в трактовке Коляды и режиссера обладает железной волей, мещанская сентиментальность уживаются в ней с рассудочностью. Лиза, которую играет молодая актриса М. Ревнивых, с собой не покончит, как оперная героиня. Униженность и надменность, презрение и холодная ненависть к окружающим, злая жажда реванша — такова ее Лиза. Герман — яркая работа Василия Павленко. Погруженный в себя, он соединяет в себе робость и удивительную несгибаемость. Он путает русский и немецкий языки, говорит жарко и торопливо, сторонится всех и одновременно молит о помощи и сочувствии. В. Павленко вместе с режиссером удается показать сложнейший психологический тип. Ольга Софрикова исполняет роль графини в отвратительной маске. Остается лишь мерцание глаз сквозь прорезь маски, сложнейшая звуковая партитура роли, многообразие интонаций… Восхищает отточенная пластика актрисы у которой утрированная немощь старухи сменяется легкостью молодой красавицы. Моноспектакль по повести А. Каневского «Теза с нашего двора» показал актер Виталий Бондарев (театр «Ланжерон», город Одесса.) Каждый персонаж, которого актер показывал, вернее, обозначал, слегка меняя интонации и давая пластическую зарисовку, обретал плоть и кровь. Ироничность, полуулыбка, пронзительная горечь, пафос — все слилось воедино в исполнении актера. Мягкая деликатная манера произнесения текста, актерская свобода, добрый юмор отличают эту работу В. Бондарева. Режиссер-постановщик спектакля Галина Панибратец не только построила актерскую партитуру, но и изобретательно создала визуальный образ спектакля. Этот спектакль рассказывал о человеческом братстве, о доброте и верности, о тех вечных ценностях нашей жизни, которые и составляют ее суть. Театр Университета Людвига-Максимилиана из Германии (г. Мюнхен) привез спектакль по пьесе «Эмигранты» С. Мрожека. Когда-то пьеса «Эмигранты» была полузапрещенной. Но и сегодня многие социальные и психологические проблемы, поднятые автором, не устарели. Понятие эмигрант само время наполняет новым смыслом. Можно поменять место жительство, но никакая смена географических координат не обеспечивает внутренний покой и гармонию человека с самим собой. Об этом — спектакль из Германии, поставленный и оформленный Катрин Кацубко, в котором сыграли Максимилиан Шпекетер и Юрий Шульган. Немецко-украинский проект привлек внимание публики. Среди гостей фестиваля был и театр Софии Москович из Израиля. Почти тридцать лет назад режиссер София Москович эмигрировала из России в Израиль. В кибуце ей сразу сказали, что на работу режиссера она может не рассчитывать. Но быстро освоив иврит, София стала режиссером самого молодого израильского театра в Беер-Шеве. Были годы кропотливого труда, постановка русской классики и современной зарубежной пьесы, воспитание молодых актеров. Сегодня Софья Москович организовала собственную театральную школу в Тель-Авиве. Мастерство актера, биомеханика — блистательное изобретение Мейерхольда, сцендвижение, специальные упражнения, общеобразовательный курс, история театра и культуры. Это предметы, обязательны в школе Софии Москович. И репетиции, репетиции, подготовка отрывков и спектаклей, выступления в небольшом, на 100 мест, театре, там же, в школе. И строгая дисциплина, особая этика существования. Студийцы сами следят за порядком, осваивают все технические театральные специальности. Софья знает, какой жестокой бывает жизнь, как надо подготовить молодых к непростому актерскому существованию. На фестиваль ученики и выпускники школы Софии Москович привезли спектакль «Бредовый пикник», поставленный по двум пьесам абсурда — «Бред вдвоем» Эжена Ионеско и «Пикник» Фернандо Аррабаля, в котором молодые актеры продемонстрировали прекрасное владение телом и голосом, умение органично существовать в самых невероятных условиях, готовность к театральной игре, понимание и умение жить в стихии сценического гротеска. Шарж, преувеличение, откровенные фарсовые приемы, яркие краски, открытая эмоция и внутренняя свобода — вот фирменные знаки стиля Софии Москович. И при этом, какой блеск исполнения, демонстрация зрелого мастерства. Роль господина Тефана исполнил Омер Мешель, а роль госпожи Тефа — Ярден Гельбоа. Актриса-клоунесса покорила зал. Сценография, гримы, костюмы точно соответствуют режиссерскому замыслу, поддерживают его. Софья Москович получила приз фестиваля за педагогическое мастерство. На фестивале еще раз стала очевидна хрестоматийная истина — язык искусства не требует перевода. Хотя Ялтинскому театру еще предстоит решить вопрос о синхронном переводе. Испанский театр имени Антона Чехова (!) из Мадрида показал спектакль по рассказу Чехова «Невеста». Испанцы уже успели покорить москвичей, показав на фестивале «Мелиховская весна» спектакль «Чайка». И вот новое обращение к Чехову. Такое пристрастие к русскому автору не случайно. Дело в том, что основатель театра режиссер Анхель Гутьерес — русский испанец или испанский русский. Он из тех испанских детей, которых привезли в Москву, спасая от Франко. Он вырос в России, блестяще знает русский язык, учился в ГИТИСе у Марии Кнебель. Диссидент, он вынужден был уехать на тогда незнакомую родину. Но профессию не потерял, а воспитал замечательных учеников. Некоторые из них стали большими актерами. На фестиваль он привез спектакль по рассказу А. П. Чехова «Невеста». На сцене появляются герои последнего грустного драматичного рассказа Чехова, который Анхель прочел как нежную и трогательную историю о несостоявшейся любви, о горечи потерь и светлой радости обретения себя, своего жизненного пути. Надя в исполнении Марии Росарио Муньос Гарридо оказывается удивительно хрупкой женственной, манящей. Это от ее лица ведется повествование, ее глазами увидены другие герои. Это история неясного томления юной души, обретения себя. Лицо актрисы было так выразительно, что все ее эмоции и чувства буквально «читались». Как интересно было наблюдать за сменой настроений и эмоций девушки, решительно сломавшей привычной уклад и инерцию своего существования. Хочется отметить и работу Хосе Марии Колома Миро, сыгравшего Сашу просто и естественно, без пафоса, создавшего образ истинного интеллигента. А вот Львовский театр «Воскресенье» показал совсем другого Чехова. В спектакле «Вишневый сад» (режиссер — художественный руководитель театра Ярослав Федоришин) поражаешься неожиданным пластическим решениям, метафорам, которые надо разгадать, томительной и тревожной атмосфере надвигающейся беды. Но цельности этому спектаклю, сделанному, несомненно, очень одаренным художником, не хватает. Многозначность оборачивается переусложненностью, красивые мизансцены и яркие образы обретают некую самоценность, существуют как выразительные этюды на тему хрестоматийно известной пьесы. Интересная работа Аллы Федоришиной в роли Раневской еще долго тревожит, возвращая к загадке этой женщины. Немало полезного и профессионально важного вынесли участники фестиваля, побывав на мастер-классе «Репетируем Чехова», который был подготовлен и проведен Академией Армата Бранкалеоне (Италия) совместно с президентом Международного университета из Великобритании Сергеем Остренко. Спектакль Санкт-Петербургского драматического театра «Остров» «Как солнце в вечерний час» — спектакль о Чехове. В основе его — переписка Антона Павловича с женой, Ольгой Леонардовной… Спектакль предельно прост, аскетичен. Слева за столом актер в гриме Чехова (художественный руководитель театра, режиссер-постановщик, исполнитель главной роли А. Болонин), перед ним рукописи, свеча. Он мается в Ялте, страдает от разлуки с любимой женщиной, мучается от того, что не получается пьеса, рвется в столицу. А справа — она — актриса, жена (Т. Исаева). Строгий несколько старомодный стиль спектакля позволял сосредоточиться на тексте, для многих зрителей спектакль дал возможность впервые прикоснуться к эпистолярному наследию А. П. Чехова. Московский театр «Эрмитаж» привез недавнюю премьеру — психологическую драму, поставленную Михаилом Левитиным по «Скучной истории» и другим произведениям А. П. Чехова. Успех этого спектакля определил и тонкий психологизм режиссуры и мощная актерская работа Михаила Филиппова (Московский театр Маяковского). Спектакль «Дуэль для слабых созданий» (режиссер В. Салюк), в котором приняли участие актеры МХТ им. А. П. Чехова (Е. Васильева, Е. Киндинов, А. Ливанов, Е. Добровольская, М. Виноградов) покорил зрителей филигранным мастерством исполнителей, тонкой проработкой характеров, изяществом постановочных решений. Дипломом фестиваля был отмечен продюсер спектакля за работу по пропаганде русской классики. Спектакль «Сволочная любовь» Русского драматического театра Литвы (руководитель театра Йонас Вайткус) поставлен по книге Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом». Пронзительная и очень личная история взаимоотношений мальчика с матерью, бабушкой была поднята на уровень серьезного современного и страшного разговора о наших детях, о родственной любви, которая калечит и убивает, о беззащитности маленького человека. Столь мощное содержание требовало особенного решения. И постановщик — Агнюс Янкявичюс нашел его в предельном аскетизме постановки. Оформление (художник Лаура Луйшайтите) — большой экран и несколько табуретов. На экран проецируются фотографии разных комнат квартиры, где живет мальчик с бабушкой. Все герои истории сидят на простых табуретах, фронтально поставленных вдоль рампы. Они произносят свои реплики, обращаясь к залу, а не друг к другу. И от этой их физической разделенности на сцене еще пронзительнее ощущаешь их внутреннее одиночество. Нельзя не отметить работу молодого актера В. Новопольского в роли героя, который искренен и органичен… И, конечно, мощное дарование Инги Машкариной, сыгравшей бабушку смело, открыто, яростно. Приглашение Сингапурского театра Китайской оперы со спектаклем «Интриги императорского двора Циндао» дало возможность зрителям, гостям и участникам фестиваля познакомиться с древним и оригинальным искусством китайской оперы, чье наследие сохраняет, стараясь приблизить к современному мировосприятию художественный руководитель коллектива Джоанна Уонг и режиссер-постановщик Лесли Уонг. Красочное и экзотическое зрелище, несомненно, стало украшением фестиваля. А непритязательная комедия «Хочу купить мужа» по пьесе Михаила Задорнова в исполнении актеров Азербайджанского государственного русского драматического театра имени Самеда Вургуна еще раз доказала, что главное в театре — мастерство, вкус, умение владеть жанром. Режиссер-постановщик—главный режиссер театра Александр Шаровский поставил не просто забавный пустячок, хотя зрители много и охотно смеялись, а лирическую комедию о любви и верности, об умении остаться человеком в самой неожиданной ситуации, о нежности и прощении. Фривольные ситуации не становились самоцелью, а раскрывали характеры героев. Прежде всего, хочется отметить актерский ансамбль спектакля «Хочу купить мужа». Прима театра Наталья Шаровская играет обманутую жену тонко и деликатно, ее сдержанная ироничность и интеллигентность в сочетании с непередаваемым женским шармом заставляют восхищаться ее героиней и сопереживать ей. Эффектная Анаида Ростовская покорила энергией, органичностью, обаянием публику и жюри, которое поощрило молодую актрису призом. Такие разные актрисы составляют прекрасный дуэт и остается только посочувствовать растерянному т мужу, для исполнения роли которого Фуад Османов не жалеет сатирических красок. Режиссер намеренно уходит от бытовой истории, особую лирическую ноту вносят Хаджар Агаева и Мурад Мамедов, исполняющие танцевальные номера, придающие истории особенное изящество. Словом, театр продемонстрировал свое мастерство, заинтересовал и искренне порадовал зрителей. О спектакле Льва Додина «Дядя Ваня» пресса писала много и подробно. Блестящий спектакль признанного мастера, в котором блеснули Ксения Раппопорт, Игорь Иванов, Петр Семак, Сергей Курышев, Татьяна Щуко и многие другие звезды петербургской сцены, покорили ялтинцев. То, что фестиваль закрылся столь мощным и серьезным спектаклем, еще раз подчеркивает масштабность замыслов организаторов фестиваля, серьезность их намерений, грандиозность планов. Подводя итоги, не могу не вспомнить добрым словом слаженно и грамотно работающую команду Николая Рудника, блестящую организацию фестиваля. Четкая работа всех служб сделала возможным осуществление насыщенной программы фестиваля. Завершился фестиваль веселым капустником, раздачей дипломов и призов. Третий Международный театральный фестиваль «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» закончился — да здравствует Четвертый Международный театральный фестиваль «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА». До встречи в 2011 году. Там же. Тогда же. Автор: Валентина Федорова, «Планета Красота»

В лучах «Хрустального фронтона»

Недаром говорят, что Бог троицу любит: нынешний, третий по счёту, международный театральный фестиваль в крымской курортной столице стал в определенном смысле этапным, определились с названием приза: самым достойным коллективам, артистам и режиссерам, порадовавшим зрителей и впечатлившим жюри новизной подходов к традиционным темам, свежестью, остротой, динамичной энергией мысли, концентрацией смысла, современной эстетикой, отныне будет вручаться «Хрустальный фронтон» — изящная копия знаменитого ялтинского театра. Значительно расширили границы, что свидетельствует о растущей популярности и престижности театральной встречи в Ялте. На этот раз свои лучшие спектакли привезли на прославленную сиену коллективы из десяти стран: Германии, Израиля, Италии, Испании, Литвы, Молдавии, Сингапура, России, Азербайджана и Украины. Даже беглое знакомство с афишей давало представление о том, что предлагает мастера сцены. Она пестрела знакомыми и незнакомыми названиями. Завзятые театралы решили увидеть если не все, то большинство спектаклей. Это и понятно: когда бы еще кто-то из нас посетил Сингапурский театр китайской оперы? А тут он в полном составе явился сам, не просто красочный, а по-настоящему экзотический, и познакомил с неизвестным нам жанром кантонской онеры, впечатлил постановкой «Интриги императорского двора Циндао». Это, конечно, стало настоящим событием. Надо было видеть липа руководителей коллектива и артистов, когда им вручали приз за популяризацию и модернизацию канонической национальной оперы. Для них такая оценка была ятю сюрпризом. Приятным. Порадовала продуманность программы: открывал фестиваль спектакль Национального академического драматического театра им. И. Франко «Женитьба» по Гоголю с блистательным Богданом Бенюком. А закрывала антрепризная комедия «Дуэль для слабых создания» по произведениям Чехова, с участием знаменитостей МХТ — народных артистов РФ Екатерины Васильевой, Аристарха Ливанова, Евгения Киндинова. Мы увидели чеховские «Чайку», поставленную режиссером Донецкого областною театра юного зрителя в жанре трагикомедии, «Вишнёвый сад» Львовского духовною театра «Воскресение», «Невесту» Мадридского камерного театра им. А. П. Чехова, оригинальную постановку Санкт-Петербургского драматического театра «Остров» «Как солнце в вечерний час…» на основе переписки Чехова и Книппер и дневников Ольги Леонардовны. Завершил чеховскую тему Московский театр «Эрмитаж» постановкой «Тайные записки тайного советника», в основу которой легла драма последний любви «Скучная история» в постановке режиссера Михаила Левитина с народным артистом России Михаилом Филипповым в главной роли. Всколыхнувшим разные чувства стад спектакль Литовского русского драматического театра «Сволочная любовь» по повести Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом», посвящённой автором отчиму, незабвенному Ролану Быкову. А сам театр стал открытием. Не просто приятным — ошеломляющим. И режиссурой, и актёрскими работами, среди, которых, конечно, на первом месте пластичная актриса с мощным темпераментом, способная мимикой, шепотом вызвать смех и слезы, — Инга Машкарина, Насмеявшись в начале представления, зрители не скрывали слёз в конце. Такую смену чувств, согласитесь, нынче нечасто испытаешь в зрительном зале. Как любовь ни назови, а она — любовь. О ней и поставил спектакль со своим интернациональным коллективом Агнюс Янкявичюс. Жюри пришлось поспорить, определяя номинацию литовцам. Было мнение дать им Гран-При. Но единодушия не было, и коллектив получил «Хрустальный фронтон» «За проникновенное воплощение идей гуманизма и милосердия» — такую для них придумали номинацию. Надо сказать, что ялтинский фестиваль единственный, где нет традиционных номинаций, С одной стороны, жаль: Инга была, пожалуй, единственной претенденткой на звание «Лучшая актриса». А с другой — это говорит о демократичности жюри и самой творческой встречи. — Мы сознательно отказались от постоянных, раз и навсегда «застывших» номинаций — говорит председатель жюри, доктор искусствоведения Нелли Корниенко. У нас диплом получает каждый без исключения коллектив. Потому что мы стараемся найти и поддержать разумное, доброе, вечное, а оно всегда есть, независимо от того, кто ставит или играет лучше, кто хуже. Из всего надо извлекать лучшее. Задача жюри как раз в этом, а не в категоричных оценках. Мы сознательно пока отказались от состязательности; фестиваль молодой, он только еже формирует свою концепцию, завоёвывает своё место в обширном фестивальном пространстве. Подобных творческих встреч много, эта должна стать единственной в своем роде. Мне хотелось бы видеть на ялтинской сцене больше коллективов, не боящихся экспериментировать. Не ради эксперимента как такового, Боже избавь. Умный эксперимент говорит о том, что мы вслушиваемся классическую культуру, a не консервируем се. Для меня театр — это стратегическое искусство. Абсолютно живая система. Мощный субъект, который почему-то окрестили чем-то отражающим, познающим. Ничего подобного. Это вторичная функция театра. Театр должен дышать воздухом завтрашним. Иначе он перестает отвечать своему предназначению. Главного организаторы и жюри уже достигли: ушли от штампов, от предсказуемости, что всегда скучно, а главное — бесперспективно. И рядом с именитыми награждаются совсем юные порой и не совсем профессиональные коллективы, как, скажем, частный молодёжный театр-студия Софии Москович из Тель-Авива. Жюри сочло необходимым отметить высокое педагогическое мастерство, раскрывшееся в постановке «Бредовый пикник» на сюжеты пьес театра абсурда Эжена Ионеско и Фернандо Арабаля. А вместе с мэтрами российской и украинской сцены Михаилом Филипповым и Богданом Бенюком награду получил пока еще мало кому известный актёр «Teaтpa одесского розлива «Ланжерон» Виталий Бондарев. За вожделенное специалистами и зрителями новаторство в режиссуре отметили Юрия Хармелина — постановка Кишиневского молодежного театра «С улицы Роз» мистической драмы H. Коляды «Тройкасемеркатуз» по мотивам повести Пушкина «Пиковая дама». Второй год была членом жюри театральный критик из Москвы Валентина Федорова. На вопрос, чем привлекает ее Ялтинский фестиваль, Валентина Борисовна ответила:- Тем, что организаторы не боятся больших форм, серьёзных. Нынче ведь многие, фестивали ограничиваются антрепризным принципом: поменьше актёров, декораций. Все упрощается. Мы видели на сцене полноценные спектакли. Чего стоит, скажем, красочное представление сингапурцев, которые привезли с собой шикарные декорации — их сделали для них в Ялте. Достойный подражания пример. Такие бриллианты, как спектакль МХТ, поднимают его на значительную высоту. Знакомство с коллективами постсоветского пространства просто подарок для всех. Ялтинский фестиваль, объединяя нас, расширяет театральное пространство. Это очень важно. С Валентиной Борисовной согласны не первый раз приезжающая на театральную встречу в бархатный сезон редактор московского театрального журнала «Планета Красота» Светлана Михайлова и впервые побывавшая на Ялтинском фестивале её коллега и землячка, редактор журнала Союза театральных деятелей России «Страстной бульвар, 10» Александра Лаврова. Они признались, что сделали намного больше открытий, чем на подобных фестиваля, которые регулярно посещают по долгу службы. Так что нам есть чем гордиться. И давайте будем гордиться, что на крымской земле одним фестивалем стало больше. Автор: Людмила Обуховская, «Крымская правда»

В выигрыше — все

В Крыму прошел III Международный фестиваль «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА»

Свои спектакли показали коллективы из Азербайджана, Германии, Израиля, Италии, Испании, Литвы, Молдавии, Сингапура, Украины и России, состоялись мастер-классы и открытые репетиции, а также происходило неформальное общение гостей и участников. Афиша была разнообразной: классика и современность, лирические и авангардные работы; одни постановки поднимали философские глубины, а другие коллективы демонстрировали свои экспериментаторские поиски. На сцене, как в калейдоскопе, сменялись театральные картинки — выступали гранды и молодежь, делающая свои первые шаги в искусстве. На этот раз Гран-при не присуждалось. Слишком пестрой оказалась фестивальная программа, а так как мнения членов жюри разделились (судейскую команду возглавляла Нелли Корниенко, директор Национального центра театрального искусства им. Леся Курбаса), то звания лауреата и приз «Хрустальный фронтон», в разных номинациях, были удостоены все участники форума. Символическое фестивальное знамя подняли популярные актеры Богдан Бенюк (Украина) и Екатерина Васильева (Россия). Главные события происходили в легендарном Ялтинском театре, где неоднократно бывал Антон Павлович, куда специально для Чехова на гастроли (в начале прошлого века) приезжали актеры Московского художественного театра, чтобы показать автору, лечащемуся в Крыму, спектакли, поставленные по его пьесам. В этом году почетная миссия открыть форум выпала киевлянам — Театр им. И. Франко представил свою версию «Женитьбы», а эта знаменитая Гоголевская пьеса, словно мостик, соединила два юбилея классиков (прошлый год прошел под знаком Николая Васильевича, а ныне чествуют Антона Павловича). Кстати, после спектакля актеры признались, что играть им было очень легко, ощущая необычную ауру театральных стен, «намыленной» сцены, связавших целые поколения. Режиссер Валентин Козьменко-Делиде использовал в постановке прекрасный украинский перевод Остапа Вишни, а актеры «купались» в ярких ролях, сочно раскрашивая театральными красками классические образы. Забегая вперед, скажу, что международное жюри отметило виртуозное актерское мастерство Богдана Бенюка в исполнении роли Кочкарева. Несколько коллективов представили спектакли, поставленные по произведениям А.П. Чехова и о классике. Бурные дискуссии критиков и зрителей вызвали — «Чайка» (Донецкого областного тетра юного зрителя из Макеевки), «Вишневый сад» (Львовского духовного театра «Воскресенье»), «Тайные записки тайного советника» (Московского театра «Эрмитаж»), «Невеста» (Мадридского камерного театра им. А. Чехова, Испания), «Дуэль для слабых созданий» (антреприза Московской компании «Аметист»), «Когда солнце в вечерний час» (Санкт-Петербургского театра «Остров»), а на «театральную кухню» — рождение будущего спектакля пригласили итальянские актеры Академии Армата Бранкалеоне (г. Масса), проведя мастер-класс «Репетируем Чехова». Как сегодня ставить классику, чтобы спектакль не стал архаичным и волновал современную публику? Пожалуй, это был главный вопрос, над которым ломали «копья» театроведы, спорили сотрудники Музея им. А. Чехова, не пропускавшие ни одно спектакля, а также обсуждали увиденное зрители. Часть публики спорили: сколько живых карпов плавало в пруду (сценограф Владимир Медведь, ТЮЗ из Макеевки)? А другие искренне переживали, когда акробатические кульбиты, с риском сорваться с большой высоты, проделывали львовские актеры театра «Воскресенье». Третьи не могли сдержать слез, когда на сцене герой Михаила Филиппова (Николай Степанович), зная, что смертельно болен и дни его сочтены, пытается проанализировать всю свою жизнь. И вот, почти на финишной прямой, жизнь дарит герою бесценный подарок — любовь его воспитанницы Кати (Ольга Левитина). Как распорядится Николай Степанович своими последними днями? (спектакль «Тайные записки тайного советника» Театр «Эрмитаж»)… Актер пользуется скупыми жестами, не форсирует звук, но к каждому его слову зрители прислушиваются. Сегодня, видя, как филигранно ведет свою роль Филиппов, трудно представить, что режиссер Михаил Левитин вначале хотел, чтобы в его постановке играл Валентин Гафт, но их планы не совпали, а сам спектакль рождался в долгих творческих муках почти три десятилетия (!), став некой новой точкой отсчета в творчестве и жизни режиссера и актера… Хотя чеховская тема не была главным условием фестиваля. По словам директора форума Николая Рудника, им важно было показать тенденции творческого процесса, которые сегодня представляют театр во всем его многообразии. Поэтому в афише появился самобытный коллектив из Сингапура — Театр китайской оперы («Интриги императорского двора») — не просто экзотика для публики, а и малоизвестный для наших критиков жанр кантонской оперы; студенческие эксперименты — израильского Театра-студии Софии Москович («Бредовый пикник») и Институт театроведения университета Людвига-Максимилиана (Германия). Звезды-франковцы и гранды Московского художественного театра вызывали овации публики; а спектакле «Сволочная любовь» Русского драматического театра Литвы вначале зрители хохочут, а в финале не скрывают слез. Новаторскую режиссуру продемонстрировал режиссер Юрий Хармелин в мистической драме «Тройкасемеркатуз» (пьеса Николая Коляды по мотивам Пушкинской «Пиковой дамы») Муниципальный молодежный драматический театр «С улицы Роз» (Молдова)… Сегодня можно говорить, что театральные традиции в Ялте возрождаются, а фестиваль дает возможность публике увидеть разные коллективы. Важно, что в театр стала приходить молодежь. «Хотя целых десять лет Ялтинский театр не функционировал, стоял в руинах, но после ремонта (финансово помог бизнесмен Александр Лебедев), здание не только восстановили, но и оборудовали современной техникой и это позволяет показывать спектакли и концерты, используя лучшие образцы света и звука. Ныне фестиваль расширил свою географию (в этом году 10 стран показали 14 спектаклей) и если сегодня он называется «театрального искусства», а в скором будущем, когда форум окрепнет, наберет творческие обороты, то, по словам Рудника, станет назваться Международным фестивалем театрального мастерства «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА». Это форум подарил массу встреч с интересными людьми. Одним из них является Анхель Георгиевич Гутьерес, которого называют «нашим испанцем». Во время Гражданской воны его эвакуировали из Испании в бывший СССР. Анхель вырос в детдоме, образование получил в ГИТИСе. Зрители старшего поколения запомнили этого актера по главной роли в фильме «Салют, Мария», где он играл вместе с Адой Роговцевой. С юности Гутьерес перечитал все произведения Чехова, и когда окончил вуз, то отправился работать на родину писателя в Таганрогский драмтеатр (с этим коллективом он гастролировал в Ялте). Затем Анхель Георгиевич работал в Московском театре «Ромен», стоял у истоков Театра на Таганке. А когда вернулся в Испанию, то создал собственный Камерный театр им. А. Чехова (предпочитает ставить мировую классику), неоднократно обращался к творчеству Антона Павловича. На Ялтинском фестивале режиссер показал теплую, немного сентиментальную постановку чеховской «Невесты». Спектаклем-откровением стала «Сволочная любовь» (инстенизация Марюса Мяцявичюса, режиссер — Агнюс Янкявичюс), в котором буквально на разрыв аорты играет роль Бабушки, Нины Антоновны Инга Машкарина. Эта актриса с мощной энергетикой и темпераментом, сумевшая передать целую гамму чувств от любви до ненависти. Зрители даже не догадывались, что в Крыму Инга простудилась, и у нее пропал голос. За несколько часов до начала спектакля организаторам фестиваля даже пришлось вызвать врача, который сумел быстро подлечить актрису. Другая бы на ее месте побереглась, а Машкарина играла так, словно это был ее последний выход на сцену. Спектакль «Сволочная любовь» еще совсем новый (премьера состоялась в марте), но его уже успели увидеть жители Южной Пальмиры (в рамках Международного фестиваля «Встречи в Одессе»), ялтинцы и севастопольцы, а ныне Русский драматический театр Литвы гастролирует в Тюмени. Прогуливаясь по набережной, повстречала Михаила Филиппова. Договорились об интервью. Готовясь к встрече, залезла в интернет, и была удивлена, что на личном сайте актера висит довольно скучное интервью. Ну, думаю, если там Филиппов такой «пресный», то, наверное, беседовать будет трудно, но оказалось наоборот. Даже не заметила, что проговорили целый час, а когда актер вышел на сцену и сыграл роль тайного советника Николая Степановича, то даже мурашки по коже прошли… Много лет назад, еще в студенческую пору, я побывала в ялтинском Музее А. Чехова. Экскурсоводом была уже немолодая сотрудница. Она так потрясающе интересно рассказывала об Антоне Павловиче, даже завершив экскурсию, не пожалела своего времени, отвечая на вопросы, позволив мне зайти в кабинет писателя, дотронуться до его кресла. Та экскурсия заполнилась на всю жизнь (на следующий день я пошла в библиотеку и взяла книгу «Вокруг Чехова» — воспоминания близких и родственников писателя, и с тех пор стараюсь не пропускать статьи о классике, а если грустно на душе, то перечитывать произведения классика), когда же бывала в Ялте, то по традиции, всегда приходила в музей… И вот организаторы фестиваля предложили поехать на Белую дачу перед ее закрытием (30 сентября музей закроется на ремонт). Нынче красят двери и окна флигеля, чтобы вскоре там открыть экспозицию «Быт Чеховых», а дорожки выкладываются плиткой… И вдруг я увидела сидящую на лавочке хрупкую женщину — того потрясающего экскурсовода из своей юности. Быть того не может! Оказывается, суперэкскурсовод до сих пор активно трудится. Ее зовут Алла Васильевна Ханила, она является заведующей экспозиционным отделом Музея А. Чехова. На работу ее приняла сестра Антона Павловича в 1946 году, и в трудовой книжке Мария Павловна сама сделала запись, — с тех пор судьбы музея и Аллы Васильевны неразрывно связаны. А разве забудешь беседы о театре и жизни с председателем Национального союза театральных деятелей Украины Лесем Танюком, которого казалось, знала много лет, а в на Ялтинском форуме добавилось столько разных оттенков к портрету этого энциклопедических знаний человека, или сколько сотен автографов пришлось давать популярному поэту и драматургу Юрию Рыбчинскому, которого поклонники разных возрастов осаждали толпами… Фестиваль закончился, гости, участники и члены жюри разъехались по домам, а ялтинцы, туристы и отдыхающее имели возможность посмотреть постановку Льва Додина «Дядя Ваня» — о разбитых мечтах, несостоявшейся любви и несбывшихся желаниях, спектакль, ставший постскриптумом форума. Автор: Татьяна ПОЛИЩУК, «День»

«Пусть в театре будет больше роз»!

Нелли КОРНИЕНКО, председатель жюри Международного фестиваля «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА», директор Национального центра театрального искусства им. Леся Курбаса рассказала «Дню» о «плюсах» и «минусах» нынешнего форума, открытиях и находках, а также о перспективах форума. — Пока еще концепция фестиваля сводится к географическому принципу — как можно больше пригласить стран, а потому бывают случайные коллективы. Если согласиться с такой концепцией (на начальном этапе становления), то он имеет право на существование. По моему мнению, третий фестиваль был лучше, чем предыдущий по отбору участников. В программе увидели такого интересного мастера, как Михаил Левитин, Театр «Эрмитаж», Москва (автор и режиссер спектакля «Тайные записки тайного советника» по мотивам А. Чехова) за философскую версию темы одиночества был отмечен призом форума. — Т.П.) и Российский драматический театр Литвы из Вильнюса, который представил спектакль «Сволочная любовь» (приз за воплощение идей гуманизма и милосердия. — Т.П.), которые показали свои сценические открытия. Левитин в «прочтении» классики, а литовцы (режиссер Агнюс Янкявичюс) — современной повести Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом», которую автор посвятил кинорежиссеру и своему отчиму Ролану Быкову. Это европейский театр и эстетика отчуждения. Интересно было посмотреть, как итальянцы «Репетируют Чехова», и как новое поколение воспринимает театр. Здесь географический принцип сработал. — В этом году нет Гран-при, и жюри отказалось от номинаций «Лучшая актриса», «Лучший актер», «Лучший сценограф»… Почему? — Наша судейская команда работала демократично. Мы обсуждали спектакли, у каждого из членов жюри были свои фавориты. У меня, например, литовцы, Левитин и молдаване, а коллеге из России очень понравились франковцы («Женитьба»), макеевцы («Чайка») и москвичи («Юбилей» в исполнении Екатерины Васильевой в спектакле «Дуэль…»). Практически каждый имел свои симпатии. А потому мы решили, что раз нет бесспорного лидера (как было на первом фестивале, и заньковчане сразу заявили о себе лучше других), то от Гран-при отказаться, а отметить призами всех участников. Я сторонница того, что отработанный алгоритм не нужен — актриса первого, второго плана… Гран-при имеет смысл тогда, когда существует супервысокое качество. Жюри работает уже в третий раз, и мы избрали другую модель — отслеживаем сам процесс, представленный на фестивале, какие инновации, динамика, а потому награды очень индивидуальные: «Благородный идальго испанской и российской сцены Анхель Гутьерес — за талантливое прочтение А.П. Чехова», «Юрий Хармелин — за новаторскую режиссуру спектакля «Тройкасемеркатуз» по Коляде (Молодежный театр «С улицы Роз», Молдова, Кишинев)», «Михаил Филипов — исполнитель главной роли Николая Степановича в спектакле «Тайные записки тайного советника» за глубокое понимание философии А. Чехова (Театр «Эрмитаж», Москва)», «Ярослав Федоришин — за неожиданное решение «Вишневого сада» А. Чехова (Театр «Воскресіння», Львов, Украина) и другие. — Чехова считают тяжелым драматургом для постановщиков. У писателя очень образные произведения. Какие из чеховских спектаклей вам запомнились больше всего, и какие, на ваш взгляд, являются самыми оригинальными на фестивале? — У меня к Антону Павловичу отношение несколько иное, чем у чеховедов. В его произведениях самое главное — подтекст. У Чехова нелинейное письмо (тексты) и вербального в его творчестве столько же, сколько и невербального: подсознательного, иррационального, подтекста и тишины… А потому классик опередил свое время и ставить его произведения сегодня очень трудно. Если анализировать современную европейскую литературу, то становится ясно, что в театре идет открытие теории относительности. Сегодня важную роль играет режиссерское «прочтение» произведения. Но, как правило, постановщики ставят текст, а не подтекст и тишину, и запах, и жест, и взгляд, которые заложены автором. Чехов не принадлежит только классике, а и пост классицизму. Из фестивальных спектаклей мне ближе всего «прочтение» Михаила Левитина «Тайные записки…» (в основе лежит «Скучная история», «Враги», цитаты «Чайки») — трагизм и тишина спектакля. Хотя этот режиссер всегда ставил Хармса Введенского — то есть в его спектаклях всегда было зашкаленное ощущение мира, гротеска, а здесь он сосредоточился и задумался о смысле жизни. Режиссер 30 лет готовился к этому спектаклю и искал исполнителя на главную роль Николая Степановича (которую очень убедительно, философски, психологически играет актер Московского театра им. Маяковского Михаил Филипов). — Лидером по фестивальной экзотике можно назвать сингапурцев. Не все зрители (хотя спектакль «Интрига императорского двора» исполнялась на английском языке) оценили оперу. — Сингапурский оперный театр жюри отметило призом «За популяризацию и модернизацию канонической национальной оперы». С одной стороны, они придерживаются канонов китайской оперы в сценических костюмах, цвета там играют важные роли, используемые музыкальные инструменты, система жестов… знаковая ритуальная система, фальцетное пение. Желтый цвет императора, синий, — его сторонников. Жаль, что опера исполнялась под музыкальную фонограмму, и это обедняло действо. А с другой стороны, в спектакле идет попытка модернизации национальной оперы, сознательно вводят систему цитат (европейская музыка Сен-Санса, Штрауса) для усиления лиричности сюжета. Поскольку во второй раз Сингапурский коллектив ставит оперу на английском языке, то таким образом он хочет расширить свою зрительскую аудиторию, но в китайском языке важны фальцетные партии, а здесь, исполняя на английском, по моему мнению, актеры не овладели артикуляцией и чувствуется сопротивление, какая-то схематичность в передаче материала. — Театральными поисками можно назвать две студенческие работы, которые представили израильтяне и немцы. Они еще не профессионалы, и это можно назвать Самодеятельностью, но с большой буквы. Если их сравнивать, то куда, на ваш взгляд, идет экспериментальный театр? — Без эксперимента нет движения не только в театре, но и в обществе. «Эмигранты» поставила Катрин Кацубко по пьесе Славомира Мрожека — это немецко-украинский творческий проект (Института театроведения Университета Людвига-Максимилиана и Киевского театра русской драмы им. Леси Украинки). Это качественная школа. Можно говорить о театре абсурда по Мрожеку. В спектакле события передаются через реалистичный, бытовой театр. Интересно работает «пролетарий» XX (Юрий Шульган) и интеллигент АА (Максимилиан Шпекетер). У каждого из этих людей своя жизнь, правда, бедность и мечты. Театр-студия Софии Москович (Израиль) пригласил на урок по биомеханике и на музыкальную фантасмагорию «Бредовый пикник» — (в композицию вошли абсурдные произведения «Бред вдвоем» Эжена Ионеско и «Пикник» Фернандо Аррабаля). Здесь чувствуется особенный взгляд на жизнь людей, которые живут под бомбами в разгар войны. Все актеры военнослужащие, ходят с автоматами, умеют стрелять, а их родители не знают, вернутся ли их дети вечером домой. Это сигнал и для театра, и для зрителей, как выжить. Студийцы учатся работать на синтезе пластики и эмоциональности, импровизируя. Они пошли путем буффонады и клоунады. Мечтают с помощью своего тела передать любой театр. Еще не все у них получается. Они учатся. Еще не умеют владеть словом — наивысшим пилотажем… Но они знают, что чувствует человек, идущий по минному полю, а поэтому понимают: смех помогает преодолевать страх и жить дальше. — Что вы хотели бы увидеть на следующем фестивале? — Чтобы двигались больше в сторону инноваций. Чтобы были яркие эксперименты, поиски нового театрального языка и разные сценические формы: классика, неоклассика и постклассика. Чтобы по вертикали фестиваль пошел вглубь. Хотя я понимаю, что жизнь очень разная, и в ней цветут розы и растет бурьян, но пусть в театре будет больше роз! Автор: Татьяна ПОЛИЩУК, «День»

Инга МАШКАРИНА: Много лет учусь степенности, но от армяно-грузинских генов никуда не денешься

Актриса из Литвы покорила публику и потрясла своей игрой театральных критиков. Мы встретились с актрисой, исполнившей главную роль Бабушки в спектакле Русского драматического театра Литвы «Сволочная любовь», на Международном фестивале «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА». На сцене Машарина — комок нервов и женщина-тиран (колоритный персонаж из инсценировки Марюса Мацявичюса, режиссер — Агнюс Янкявичюс по нашумевшей повести Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом»). Играла она так, что порой пробегал мороз по коже. Зрители даже не догадывались, что за каких-нибудь несколько часов до спектакля у актрисы пропал голос, пришлось вызывать врача… но она себя не щадила, орала и вообще играла, словно выходит на сцену в последний раз. Финал спектакля публика и все члены жюри встретили аплодисментами, а некоторые даже утирали слезы. «Сволочная любовь» — история, рассказанная устами девятилетнего мальчика Саши Савельева. Он живет у бабушки с дедушкой, потому что бабушка не доверяет воспитание ребенка своей дочери. Бабушка осуждает «беспутную» дочь, нашедшую нового мужа, считает его «бездарным художником», «карликом-кровопийцей» и «алкашом». Безоглядная любовь к внуку перерастает в гиперопеку и домашнюю тиранию… А вне сцены Инга оказалась молодой, красивой женщиной с восточными карими глазами, открытой и приветливой. С ее героини, бабушки Нины Антоновны, в спектакле «Сволочная любовь» (постановка уже завоевала призы на театральных фестивалях в Одессе и Ялте) мы и начали беседу. — Образ Бабушки, конечно, сложный. Психологически мне было непросто в него вжиться, — признается артистка. — Я очень люблю детей, и когда репетировала роль, старалась найти позитив в этом образе. Ее поступки и слова часто не просто ранят, а больно бьют по живому близких людей. Нина Антоновна — властная женщина с неустойчивой психикой, возложившая свою жизнь на алтарь семьи, посвятив ее мужу, дочери, внуку. В этой роли намешано много красок, иногда ее поступки и слова убийственны. Добро и зло в ее характере тесно переплелись. Жизнь ее сделала жесткой и злой, а внук — ее отрада и источник постоянного беспокойства. Без Саши — ученика второго класса, выпестованного ею с пеленок, она не мыслит себе жизни. Поэтому и спектакль у нас называется «Сволочная любовь». В нем речь о патологически искривленной любви… В игре я пытаюсь оправдать свою героиню, хотя лично для меня ее действия неприемлемы. Знаете, в моей жизни театр, о котором я мечтала с детства, все-таки оказался на втором плане. Выйдя замуж, я посвятила себя семье, детям. Должна признаться, что мне очень сложно сыпать на голову сценического внука Саши проклятия. Но роль есть роль! Актеру неизбежно приходится в чем-то себя ломать… — По повести Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом» режиссер Сергей Снежкин снял одноименный фильм, и хотя в нем играют «звезды» — Светлана Крючкова и Алексей Петренко, Мария Шукшина, — некоторые критики отнесли ленту к депрессивному кино. О вашем спектакле этого не скажешь, хотя в зале зрители плачут — вначале от смеха, а в финале — от переполняемых эмоций. Простановка получилась психологической, но не загоняющей публику в пессимизм. Понимаешь, что Бабушкой движет любовь к ближним, которых она ругает последними словами, но и любит до беспамятства… — Я не видела фильм, но слышала подобные отзывы. Вы верно подметили, что на первом плане в нашем спектакле — любовь. Значит, наша задумка удалась, у нас вышел спектакль о любви. И любовь помогала мне создать образ Бабушки. Он собирательный. Я наблюдала за многими бабушками. Как бы они ни кричали и ругались, но они все равно обожают своих внуков. И моя героиня безумно любит внука. Потому и не хочет отдавать дочери, которую тоже любит. И мужа Семена Михайловича любит, но которому доброго слова не скажет. Жизнь исковеркала мою героиню, и ее душевная доброта ушла куда-то вглубь, а на поверхности осталась лишь грубость. Роль Нины Антоновны очень глубокая, и мне кажется, что она не только изменила меня как актрису, но и, возможно, изменит мою жизнь в театре. — Когда видишь вас на сцене, создается впечатление, что вы сами многое пережили в жизни. Это так? — Мой путь на сцену был действительно непростым. Я мечтала стать актрисой, но для моей семьи это было неприемлемо. Я родилась и выросла в Тбилиси, а на Кавказе в советское время девушке из хорошей семьи становиться актрисой или в певицей считалось неприличным. Бабушка говорила, что актрису замуж никто не возьмет. Девушке следует заниматься чем-нибудь приличным: стать медиком, фармацевтом или хотя бы портнихой. А актриса — это кошмар! Когда я однажды заикнулась о своих мечтах о театре, собрался весь наш род и принялись меня стыдить… Об актерстве пришлось забыть. Мой папа — армянин (Серго Суганян), мама — наполовину армянка, наполовину грузинка (ее девичья фамилия — Аванесова-Нариманидзе), а Машкарина я по мужу. Замуж вышла за русского из Вильнюса, к нему переехала в Литву. Живу в Вильнюсе уже двадцать один год. Растила детей, их у нас двое — Елизавета и Роман, 20 и 16 лет. Елизавету я родила в двадцать четыре года, а Романа — на свой день рождения, в юбилей, в 33 года. — Муж не актер? — Слава Богу, нет. Два актера в семье — это слишком много. — Но когда все-таки театр появился в вашей жизни? — На время. А в тридцать четыре года однажды случайно попалась в руки газета, в которой было написано, что Русскому драматическому театру Литвы требуется «свежая кровь». Я сразу же принялась набирать номер телефона и расспрашивать: «Кому плохо? Какая группа крови нужна?» Муж услышал и, смеясь, говорит: «Смотри внимательно, там, в объявлении «свежая кровь» — в кавычках». Читаю дальше о том, что набирается русский курс. Потом выяснилось, что русский курс не набирался лет десять или пятнадцать. Набирала студентов профессор Дали Тамулявичюте, царство ей небесное. Удивительный человек! Она была ученицей знаменитой актрисы, режиссера Марии Кнебель. Всю жизнь ей благодарна, потому что если бы не она, то актриса Инга Машкарина просто не состоялась бы. Муж понял, что я хочу попытаться сдать экзамены, хотя заметил, что идти в актрисы мне уже поздно. К тому же, тогда у меня на руках были не только дети, но и больной отец. Я ночами стала готовиться. Пришла на прослушивание: пою романсы, читаю стихи Цветаевой. И тут вопрос: «А сколько вам лет?» Признаюсь. В ответ слышу, что экзаменаторы подумали, что мне 26… Члены комиссии недоумевают — как я буду учиться с молодыми? Понимаю, что меня не примут, и все же хватаюсь за соломинку. Предлагаю станцевать, исполнить джазовую композицию, говорю: «Лепите из меня, все, что угодно!» Заметила, что моя импровизация понравилась, но… через несколько дней свою фамилию в списках так и не нашла. Я человек настырный, смириться не могла. Иду в комиссию и прошу объяснить: чем не подошла? А мне отвечают, что всем подхожу, но есть одна загвоздка — возраст, вы ведь уже жизнь прожили. А я отвечаю: «Так не актерскую, а свою прожила, у меня есть багаж, который пригодится на сцене. Ну, возьмите хотя бы на испытательный срок. Дайте мне шанс!» Доказывала и рыдала… Дали Тамулявичюте сказал: «Полгода отучишься, если не будешь успевать, тогда уж извини. И я приступила к учебе — раньше всех все сдавала и все успевала. Еще студенткой делала пародии на Вайкуле, Кадышеву, Гурченко. Спала по полтора часа в сутки. Сама не понимаю, как все успевала. А когда меня вызвали в деканат и сказали, что оставляют, я почувствовала себя на седьмом небе от счастья. Потом еще и в магистратуру поступила. Это были самые интересные годы. Свою учебу я приравниваю к рождению детей. Потом наступил другой этап: в театре нужно было доказывать работой, что в тебя не зря поверили. На профессиональную сцену я вышла не желторотой девчонкой, а семейной дамой. Я благодарна труппе за поддержку. В плане работы мы очень дружны. Нас сплотил спектакль «Сволочная любовь». Он совсем свежий, премьера состоялась 6 марта. До Ялты мы показывали его всего три-четыре раза. Были на Международном театральном фестивале «Встречи в Одессе», и я рада, что эта постановка не оставила публику равнодушной, и ее высоко оценили профессионалы-театроведы. — Инга, неужели до Бабушки вы не играли ни одной серьезной роли? — Почему же. Серьезной считаю свою дипломную работу — Екатерина Мармеладова в «Преступлении и наказании». Играла Вяземскую в «Собачьем сердце», Лидию Ивановну в «Анне Карениной, солистку хора в «Живом трупе», Даму Пик в гоголевских «Игроках» камер-фрейлину Екатерину Головкину в спектакле «Шут Балакирев». Ролей было много — больших и маленьких. Вот, к примеру, в «Горе от ума» — совсем крохотный образ, я сыграла девяностолетнюю бабушку-графиню. Но для меня в любой роли важно показать все, на что я способна. Мне кажется, только предельной искренностью можно затронуть душу зрителей. В моем активе есть моноспектакль. Полтора часа выступаю без антракта на сцене. Пою песни разных народов. Собираюсь сделать концерт на стихи Цветаевой, Ахматовой, Мандельштама и Пастернака, подбираю тексты грузинских поэтов. — Скажите, а Русский драматический театр пользуется популярностью в Вильнюсе? — Да, у нас зал не пустует. Ходят на спектакли не только русскоязычные, но и пятьдесят процентов публики — литовцы. И что очень радует, приводят на постановки детей. — А какой у вас репертуар? — Разнообразный: классика и современность. Много комедий. Работаем также над шоу-программами. Стараемся не только удовлетворить любые вкусы, но и прививать хороший вкус зрителям. Хотя с грустью замечаю, что людям сейчас нравится что-нибудь лёгонькое. Понятно, что они устали и приходят в театр с желанием посмеяться, расслабиться, отойти от своих проблем… Но поверхностность никогда не приводила ни к чему хорошему и к душевному комфорту привести не может. Так что нам надо и публике угодить, и не опуститься ниже определенного уровня. Мы — театр государственный, но дотаций не хватает. Живем трудно, но выкручиваемся. Театр без новых постановок существовать не может, тем более что русская диаспора небольшая и надо ставить больше спектаклей. В год выпускаем по четыре-шесть премьер. На этот сезон наметили восемь. Труппа у нас мобильная. Руководство нашего театра поднимает вопрос оборудовать помещение системой перевода — это позволило бы привлечь литовского зрителя, не владеющего русским языком, но пока скудный бюджет не оставляет на это возможностей. Кстати, руководитель театра Йонас Вайткус говорил, что планируется участие в организации фестиваля «Золотая маска», который в 2009 году получил большое признание у литовского зрителя, однако столь масштабное мероприятие невозможно провести без государственной поддержки. — В Украине вы бывали раньше? — В детстве. Первый раз приехала с гастролями. Спасибо, что пригласили на фестиваль в Крым. Мы сюда не ехали, а буквально летели. Этим летом посчастливилось побывать в Одессе и Ильичевске — всюду аншлаги. Походила по Одессе, послушала речь — такая колоритная! Теперь мечтаю сыграть еврейскую бабушку или матушку. Столько красок! Что ни слово, то перл. Перед спектаклем делюсь впечатлениями от города и людей, а коллеги смеются, что я уже разговариваю с одесским акцентом. Мне очень понравилось и в Севастополе, и в Ялте. Мы готовы играть по три спектакля в день! Приглашайте на гастроли. Будем рады и украинским театрам… — Инга, владеете ли вы литовским языком? — Да. Но не буду хвастаться, что знаю его в совершенстве, на уровне разговорного. А дети прекрасно на нем говорят без акцента. Они и английский знают так же замечательно. Дочь может объясниться на армянском и грузинском. Сын тоже хочет: в детстве он говорил и по-грузински, и по-армянски, потом немного подзабыл. Я же пошла учиться, затем работать, и некогда стало разговаривать на разных языках… — Сегодня ваши родители смирились с тем, что вы актриса? — Нет, мама до сих пор не понимает, что это такое. Она не видела меня на сцене. Отец, когда перевезла его в Вильнюс, был уже тяжело болен и не мог пойти в театр. Он мечтал увидеть меня на сцене. Я ему рассказывала о нашей труппе, репетировала дома, ему все было интересно. Он был очень колоритным мужчиной, на артиста Серго Закариадзе похож. Он сначала был футболистом, потом тренером, был знаком с легендарным Львом Яшиным… — В кино вас не приглашали сниматься? — Играла в эпизодических ролях, да и фильмы мало кому известные. Для литовского кино у меня типаж не тот: не блондинка, не голубоглазая. Мечтаю, чтобы заметили кинорежиссеры. Я темпераментная, эмоциональная, энергичная. Знаете, у литовцев много лет учусь степенности и сдержанности. Но все равно, видимо, от генов никуда не денешься… Приехали в Одессу, и я заговорила с еврейским акцентом, стала шокать и гэкать. Мне коллеги говорят: выйдешь сейчас на сцену, не играй одесскую бабушку… Я обожаю делать пародии, у меня это получается, поэтому, наверное, так быстро все схватываю и перевоплощаюсь. И очень хочется сыграть роли разноплановые, а не только острохарактерные. В том числе и трагические… Я счастлива, что оказалась в Русском драматическом театре — единственном русском театре в Литве. Надо держать марку, и мы стараемся. Хотя трудно. Ведь приходит молодое поколение, оно говорит не на том литературном русском, на котором я училась. Сказывается польско-литовское языковое влияние. Наш художественный руководитель Йонас Вайткус это понимает и приглашает из Санкт-Петербурга педагогов по речи. Я тоже хожу на эти занятия. Актер — профессия, требующая тренинга, нужно постоянно учиться. Автор: Людмила ОБУХОВСКАЯ, специально для газеты «День»

Сияние «Хрустального фронтона»

Оно осветило творчество коллективов, режиссёров и актёров, награждённых почетным призом третьего по счёту театрального фестиваля, который проходит в стенах исторического здания тетра имени А.П. Чехова. Приза удостоены те, кто порадовал зрителей и впечатлил жюри новизной подходов к традиционным темам, свежестью, остротой, динамичной энергией мысли, концентрацией смысла, современной эстетикой. «Хрустальный фронтон» — изящная копия знаменитого ялтинского театра. — Мы окончательно определились с названием приза, — говорит директор театра заслуженный деятель искусств Украины Николай Рудник. – Знаменитый фронтон, один из символов Ялты, восстановленный в первоначальном виде, заслуживает этого. Наш фестиваль не конкурсный, мы называем его праздником зрителей и деятелей театрального искусства. Приглашённые коллективы не соревнуются между собой, а знакомят жюри и публику с лучшими, резонансными постановками. Наша цель не только объединить профессиональные театры из стран ближнего и дальнего зарубежья в театральное содружество, но и привлечь внимание международной театральной общественности к Крыму, внести вклад в укрепление его интеллектуального имиджа. Наш фестиваль – это и парад театров, и яркие гала-представления, первым из которых стало открытие с участием оперных звёзд Украины и Крыма, и творческие встречи, дискуссии, мастер-классы оригинальных методик режиссёрского и актёрского мастерства. Так что нынешний фестиваль можно считать этапным. Ещё и потому, что он значительно расширил границы. Свидетельством растущей популярности и престижности театральной встречи в Ялте стало участие коллективов из десяти стран: Германии, Израиля, Италии, Испании, Литвы, Молдавии, Сингапура, России, Азербайджана и с Украины. В зрителях и на предыдущих фестивалях недостатка не было. На этот же раз зал не пустовал ни на дневных (а их было два), ни на вечерних представлениях. Потому что даже беглое знакомство с афишей давало представление о том, что предлагают мастера сцены. Она пестрела знакомыми и незнакомыми названиями. Можно было выбрать что-то наиболее интересное для себя: классические вещи, современные, лирические, авангардные, экспериментаторские. Но, судя по тому, как много было в зале примелькавшихся с первых дней лиц, было ясно, что завзятые театралы решили увидеть если не все, то большинство спектаклей. Это и понятно: когда бы ещё кто-то из нас посетил Сингапурский театр китайской оперы? А тут он в полном составе явился сам, не просто красочный, а по-настоящему экзотический, и познакомил с неизвестным нам жанром кантонской оперы, впечатлив постановкой «Интриги императорского двора Циндао». Это, конечно, стало настоящим событием. Надо было видеть лица руководителей коллектива и артистов, когда им вручали приз за популяризацию и модернизацию канонической национальной оперы. Для них такая оценка была явно сюрпризом. Приятным. И без того улыбчивые, очень доброжелательные люди просто светились от счастья и готовы были расцеловать каждого, кто по достоинству оценил их усилия и получил удовольствие от увиденного. Порадовала продуманность программы: открывал фестиваль спектакль Национального академического драматического театра им. И. Франко «Женитьба» по Гоголю с блистательным Богданом Бенюком. А закрывала антрепризная комедия «Дуэль для слабых созданий» по произведениям Чехова, с участием артистов МХТ народных артистов РФ Екатерины Васильевой, Аристарха Ливанова, Евгения Киндинова. Мы увидели чеховские «Чайку», поставленную режиссёром Донецкого областного театра юного зрителя в жанре трагикомедии, «Вишнёвый сад» Львовского духовного театра «Воскресенье», «Невесту» Мадридского камерного театра, оригинальную постановку Санкт-Петербургского драматического театра «Остров» «Как солнце в вечерний час…» на основе переписки Чехова и Книппер и дневников Ольги Леонардовны. Завершил чеховскую тему Московский театр «Эрмитаж» постановкой «Тайные записки тайного советника», в основу которой легла драма последний любви «Скучная история» в постановке режиссёра Михаила Левитина с народным артистом России Михаилом Филипповым в главной роли. Чей-то подход к интерпретации известных, многими любимых произведений понравился больше, чей-то меньше. Но было интересно сравнивать, размышлять вместе с героями и артистами над сложными судьбами, проблемами, которые волновали Чехова и его персонажей и продолжают волновать нас. Не всё не вечно под луной. Есть вечные темы, вечные чувства, вечный театр, помогающий разобраться в себе, в процессах, происходящих в обществе, насладиться высоким искусством, без которого жизнь не мила. Всколыхнувшим самые глубинные чувства стал спектакль Литовского русского драматического театра «Сволочная любовь» по повести Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом», посвящённой автором отчиму, незабвенному Ролану Быкову. А сам театр стал открытием. Не просто приятным — ошеломляющим. И режиссурой, и актёрскими работами, среди которых, конечно, на первом месте пластичная актриса с мощным темпераментом, способная мимикой, шёпотом вызвать смех и слёзы, — Инга Машкарина. Насмеявшись в начале представления, зрители не скрывали слёз в конце. Такую смену чувств, согласитесь, нынче не часто испытаешь в зрительном зале. Как любовь ни назови, а она любовь. О ней и поставил спектакль со своим интернациональным коллективом Агнюс Янкявичюс. Жюри пришлось поспорить, определяя номинацию литовцам. Было мнение дать им Гран-при. Но единодушия не было, и коллектив получил «Хрустальный фронтон» «За проникновенное воплощение идей гуманизма и милосердия» — такую для них придумали номинацию. Надо сказать, что ялтинский фестиваль единственный, где нет традиционных номинаций. С одной стороны, жаль: Инга была, пожалуй, единственной претенденткой на звание «Лучшая актриса». А с другой, — это говорит о демократичности жюри и самой творческой встречи. — Мы сознательно отказались от постоянных, раз и навсегда «застывших» номинаций, — говорит председатель жюри, доктор искусствоведения Нелли Корниенко. — У нас диплом получает каждый без исключения коллектив. Потому что мы стараемся найти и поддержать разумное, доброе, вечное, а оно всегда есть, независимо от того, кто ставит или играет лучше, кто хуже. Из всего надо извлекать лучшее. Задача жюри как раз в этом, а не в категоричных оценках. Мы сознательно пока отказались от состязательности: фестиваль молодой, он только ещё формирует свою концепцию, завоёвывает своё место в обширном фестивальном пространстве. Подобных творческих встреч много, эта должна стать единственной в своём роде. Мне хотелось бы видеть на ялтинской сцене больше коллективов, не боящихся экспериментировать. Не ради эксперимента как такового, Боже избавь. Умный эксперимент говорит о том, что мы вслушиваемся в классическую культуру, а не консервируем её. Для меня театр — это стратегическое искусство. Абсолютно живая система. Мощный субъект, который почему-то окрестили чем-то отражающим, познающим. Ничего подобного. Это вторичная функция театра. Театр должен дышать воздухом завтрашним. Иначе он перестаёт отвечать своему предназначению. Главного организаторы и жюри уже достигли: ушли от штампов, от предсказуемости, что всегда скучно, а главное — бесперспективно. И рядом с именитыми на Ялтинском фестивале награждаются совсем юные, а порой и не совсем профессиональные коллективы, как, скажем, частный молодёжный театр-студия Софии Москович из Тель-Авива. Жюри сочло необходимым отметить высокое педагогическое мастерство, раскрывшееся в постановке «Бредовый пикник» на сюжеты пьес театра абсурда Эжена Ионеско и Фернандо Арабаля. А вместе с мэтрами российской и украинской сцены Михаилом Филипповым и Богданом Бенюком награду получил пока ещё мало кому известный актёр Театра Одесского розлива «Ланжерон» Виталий Бондарев. За вожделенное специалистами и зрителями новаторство в режиссуре отметили Юрия Хармелина — постановка Кишинёвского молодёжного театра «С улицы Роз» мистической драмы Николая Коляды «Тройкасемёркатуз» по мотивам повести Пушкина «Пиковая дама». Этот коллектив, кстати, так полюбился организаторам фестиваля и ялтинцам, что был приглашён не только на фестиваль второй раз в виде исключения из незыблемого правила, но и на гастроли, которые прошли с большим успехом. Член жюри председатель Союза театральных деятелей Украины, народный артист Украины, профессор, академик Лесь Танюк считает, что ялтинский фестиваль относится к разряду тех, которые демонстрируют не режиссёрское, а актёрское искусство. — Дело в том, — говорит Лесь Степанович, — что режиссерский фестиваль требует более оснащенного театра. Мы все с нетерпением ждали обещанного спектакля Льва Додина, но он состоится уже после фестиваля, потому что режиссёру нежен для репетиций и для оформления сцены целый день. Так что есть потери в демонстрации яркой режиссуры. Но, тем не менее, режиссеры всё-таки пытались показать своё мастерство. Одно из первых режиссёрских явление — Валентин Козьменко-Дэлиндэ с его «Женитьбой» — очень ярким спектаклем в духе жанрового менталитета киевского театра имени Ивана Франко. Здесь не философствуют, а демонстрируют всегда очень ярко характеры. Второй год была членом жюри театральный критик из Москвы Валентина Фёдорова. На вопрос, чем привлекает её Ялтинский фестиваль, Валентина Борисовна ответила: — То, что организаторы не боятся больших форм, серьёзных. Нынче ведь многие фестивали ограничиваются антрепризным принципом: поменьше актёров, декораций. Всё упрощается. Мы видели на сцене полноценные спектакли. Чего стоит, скажем, красочное представление сингапурцев, которые не везли с собой шикарные декорации — их сделали для них в Ялте. Достойный подражания пример. И только такими спектаклями можно приучить публику к театру. А в Ялте это проблема. Потому что зритель ещё не почувствовал голод по большому искусству. Думаю, фестиваль — именно то, что побудит это сделать. Что касается самого фестиваля, он растёт буквально на глазах. И дело не в количестве театров-участников, а в их качестве. Такие бриллианты, как МХАТовский спектакль, поднимают его на значительную высоту. Знакомство с коллективами постсоветского пространства — просто подарок для всех. Мы тоскуем по нашей дружбе, теплоте наших отношений. Мы хотим быть вместе. И Ялтинский фестиваль, объединяя нас, расширяет театральное пространство. Это очень важно. С Валентиной Борисовной согласны не первый раз приезжающая на театральную встречу в бархатный сезон редактор московского театрального журнала «Планета Красота» Светлана Михайлова и впервые побывавшая на Ялтинском фестивале её коллега и землячка, редактор журнала Союза театральных деятелей России «Страстной бульвар, 10» Александра Лаврова. Они признались, что сделали намного больше открытий, чем на подобных фестивалях, которые регулярно посещают по долгу службы. Так что нам есть чем гордиться. И давайте будем гордиться, что на крымской земле одним фестивалем стало больше. Автор: Людмила Обуховская, «Литературная газета»

Пресс-релиз III Международного фестиваля театрального искусства «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» 2010 г. С 11 по 18 сентября 2010 года в Ялтинском театре имени А.П. Чехова будет проходить III Международный фестиваль театрального искусства «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» — главное событие года для театрального сообщества, своеобразная концентрация интеллектуального и художественного миров. Настоящий праздник искусства, который дарит каждому из нас духовное богатство, формируя удивительное пространство для восприятия и сопереживания. Это актуальный, идущий в ногу со временем проект, творческий симпозиум профессиональных театров, включающий в себя конкурсный показ лучших художественных достижений в области международного театрального искусства, демонстрация творческих изысканий, ведущих к развитию постнеоклассического мирового театра Международный фестиваль театрального искусства «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА» — современный парад театров, яркие гала-представления, творческие встречи и дискуссии с известными актерами, деятелями театрального искусства и театральными критиками – авторские творческие мастерские, пресс-конференции, уникальные мастер-классы оригинальных современных методик актерского мастерства и, конечно, традиционный театральный капустник. Уже два года театр имени А.П. Чехова постоянно представляет на своей сцене лучшие образцы театрального искусства, а в рамках фестиваля «ТЕАТР.ЧЕХОВ.ЯЛТА» — объединил профессиональные театры из стран ближнего и дальнего зарубежья в международное театральное содружество. Во II Международном фестивале театрального искусства «ТЕАТР.ЧЕХОВ.ЯЛТА» приняли участие профессиональные театры Украины, России, Белоруссии, Молдавии, Литвы, Латвии, Германии и Мексики, представив на суд авторитетного жюри двенадцать разноплановых работ. Где наряду со спектаклями по чеховским произведениям были и постановки других авторов, выполненных в современной оригинальной манере. В этом году профессиональные театра Украины, России, Азербайджана, Молдовы, Литвы, Израиля, Италии, Германии, Испании и Сингапура — участники III Международного фестиваля театрального искусства «ТЕАТР.ЧЕХОВ.ЯЛТА» представят театральной публике и взыскательному жюри свои конкурсные спектакли, в том числе посвященный творчеству А.П. Чехова. Организаторы фестиваля ставят перед собой задачи развития фестивальных и театральных традиций, поддержки и расширения театральных связей, географии фестиваля. Проведение фестиваля столь высокого значения способствует привлечению внимания международной театральной общественности к Украине и, безусловно, вносит вклад в укрепление интеллектуального имиджа Украины и Крыма, как центра культуры и искусств, на международном уровне. III Международный фестиваль театрального искусства «ТЕАТР.ЧЕХОВ.ЯЛТА», как и предыдущие, проходит под патронатом мецената Александра Лебедева и при поддержке Народного депутата Украины Алексея Боярчука. Официальный партнер фестиваля «Энергобанк». Генеральный спонсор фестиваля — «Проминвестбанк» Среди почетных гостей фестиваля: Богдан Ступка, Екатерина Васильева, Аристарх Ливанов, Евгений Киндинов, доктора искусствоведения, театроведы, драматурги, театральные критики, представители международных политических и общественных организаций.